О мира Заступнице, Мати Всепетая! Со страхом, верою и любовию припадающе перед честною иконою Твоею Державною, усердно молим Тя: не отврати лица Твоего от прибегающих к Тебе, Умоли, милосердная Мати Света, Сына Твоего и Бога нашего, Сладчайшаго Господа Иисуса Христа, да сохранит в мире страну нашу, да утвердит державу нашу в благоденствии и избавит нас от междоусобныя брани, да укрепит святую Церковь нашу Православную, и незыблему соблюдет ю от неверия, раскола и ересей.
Не имамы иныя помощи, разве Тебе, Пречистая Дево . Ты еси всесильная христиан заступница пред Богом, праведный гнев Его умягчающая. Избави всех, с верою Тебе молящихся, от падений греховных, от навета злых человек, от глада, скорбей и болезней , даруй нам дух сокрушения, смирение сердца, чистоту помышлений, исправление греховныя жизни и оставление согрешений наших; да вси, благодарне воспевающе величия Твоя, сподобимся Небесного Царствия и тамо со всеми святыми прославим пречестное и великолепое имя в Троице славимаго Бога: Отца, Сына и святаго Духа. Аминь.

Божия Матерь - Царица России

«Державная» икона Божией Матери явила себя русскому православному народу 2 марта 1917 года в селе Коломенском под Москвой, в день отречения Царя-Мученика Николая Второго от престола. Царица Небесная изображена на этой иконе как Царица Земная. Явления иконы «Державная» состоит в том, что гибель монархии послана народу в наказание, но сама Богородица хранит символы царской власти, что даёт надежду на покаяние и возрождение России и русского государства.
Празднование иконы Божией Матери "Державная" 2 (15) марта.

Поиск по ключевым словам :

понедельник, 12 сентября 2011 г.

Тайны и загадки мощей чудотворца преподобного Александра Свирского


Преподобный Александр Свирский — это единственный известный нам новозаветный святой, видевший Бога в Трех Лицах. Всего двум людям, жившим на земле, являлась Пресвятая Троица — ветхозаветному Аврааму и кроткому, смиренному монаху Александру, жившему в дремучих лесах у Свири и почившему более 470 лет назад. С мощами этого удивительного подвижника связано много тайн и загадок, они сохранились в необыкновенном, необъяснимом наукой состоянии, которое можно назвать «белыми ризами преображения». С этих мощей, как с живого лица, в конце XIX века была написана уникальная икона.
Святой угодник Божий мирно почил на 86-м году жизни 30 августа (12 сентября) 1533 года, и лик его после кончины светился, как при жизни… Погребен он был в своей Отходной Пустыньке, рядом с Преображенской церковью.

17(30) апреля 1641 года тело преподобного Александра было обретено нетленным, земля над гробом была поднята в виде свода. Братия монастыря была поражена увиденным – святой угодник как будто почивал в гробу, таким живым он предстал перед ними, все так же светился его лик!

Святые мощи торжественно перенесли в Преображенский собор, где они и пребывали на протяжении веков, пока не пришли времена богоборческой власти…




Александр Свирский. Защитник и покровитель






Документальный фильм (Россия, 2011).

Режиссер Алексей Горовацкий.Сценарий Ольга Исаченко, Алексей Горовацкий.


Летом 1998 года в Петербурге произошло настоящее чудо: были обретены пропавшие 80 лет назад святые мощи преподобного Александра Свирского. Событие это само по себе знаменательное, но интересно еще и тем, что именно со вскрытия раки преподобного началась в 1918 году затеянная большевиками кампания по ликвидации и дискредитации православных святынь. Командир отряда чекистов написал в отчете: "Раку вскрыли и обнаружили в ней восковую куклу". На самом деле все было иначе. Восковая кукла заняла место нетленных мощей. Об их поиске и обретении и рассказывает фильм.






«БЕЛЫЕ РИЗЫ ПРЕОБРАЖЕНИЯ»

«УГОТОВЬ ДУШУ ТВОЮ ВО ИСКУШЕНИЕ…»

Казалось, в 1919 году мощи преподобного Александра Свирского хотя и не были уничтожены, навсегда канули в безвестность. Но скрыть их было не в силах умов и рук человеческих. Настало время заново обрести великую святыню. И удивительно, как ситуация 1998 года оказалась в каких-то деталях сходной с гонениями 1918 года. Мощи святого 70 лет спустя после «ликвидационной кампании» претерпели многое из того, что на них обрушилось в 1918 году…

Не для того дьявол так работал над сокрытием и фальсификацией мощей чудотворца всея Руси, чтобы запросто, без борьбы, отдать православному народу свою добычу. Когда святые мощи были обнаружены среди экспонатов Военно-медицинской академии, когда они во время молебна замироточили прямо на рентгеновском столе, когда были явлены многочисленные чудеса помощи Божией людям по молитвам преподобного – как и в прежние времена, появилась «группа товарищей», которые, подобно богоборцам 1918 года, спровоцировали истерическую кампанию в бульварной печати.
Явное торжество благодати было нестерпимо для сил тьмы. Только лукавый на этот раз действовал более изощренно – люди, часто далекие от Церкви, выступали под маской радетелей за Православие, гордо называя себя профессионалами, иногда даже не видя самих мощей, не вникая в суть многочисленных убедительных экспертиз, попытались практически голословно, на зыбкой почве эмоций – оспорить подлинность мощей преподобного Александра Свирского. Это именовалось «альтернативными» взглядами.

Шумиха эта не стоила бы и выеденного яйца (тем более что сама Церковь очень трезво и взвешенно относится к своим святыням, сотни раз проверяя и перепроверяя факты и свидетельства), если б вскоре не стала предельно ясной цель провокации: раздув как можно более грязный и оскорбительный скандал, якобы ограждая верующих от поклонения «лжемощам», побольнее уязвить православного человека, посеять сомнение в вере, показать мнимую безблагодатность Московской Патриархии.


Теперь, когда современная «антимощевая кампания» позади, начинаешь понимать, какая же поистине сатанинская сила обрушилась на святость и омрачила умы некоторых людей.


Сегодня среди неоязычников и потомков вчерашних безбожников прямо-таки витает мечта о новых гонениях на Церковь. Стоит посмотреть на невероятную активность атеистических сайтов, отличающихся не только кощунством, но и откровенным сатанизмом. Один из них называется предельно откровенно – «Денница» (то есть атеисты, отрицающие существование Бога, с удовольствием исповедуют сатану!). Газета Союза коммунистических партий «Гласность» в январе 2002 года опубликовала статью «Реакционная роль религии и церкви», полную лживых утверждений, будто «большевики сразу после революции не устраивали гонений на церковь». Вывод публикации о том, что сейчас «ожил, казалось бы, давно истлевший корень религии в сегодняшней измученной России», – не что иное, как мечта необогоборцев о реванше …
Впрочем, удивляться этому не приходится. Вспомним слова Священного Писания: «Чадо, аще приступаеши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушение, управи сердце твое, и потерпи» (Сир. 2, 1–2). Вспомним, что и при обретении мощей преподобного Серафима в начале XX века были искушения: даже члены Синода какое-то время не хотели принять мощи святого за мощи…
Сейчас «страсти», инспирированные врагом рода человеческого, слава Богу, улеглись. Но нет-нет, да и возникнет в среде интеллигенции тень сомнения: «А разве правда, что это подлинные мощи?». Остались в бульварных изданиях черные свидетельства вроде глумливой статьи «Святой с маникюром» – в духе воинствующих безбожников 20-30-х годов. Остался опубликованный в газетах кощунственный фальшивый «портрет» преподобного Александра, изображающий человека, похожего на инка, – вытянутое лицо, громадные развернутые губы (якобы это была совместная работа экспертов и художников). Авторы этих измышлений «обессмертили» себя тем, что оклеветали святого.
Вспомним, где теперь «обличители» времен ликвидационной кампании, которые изо всех сил пытались осмеять, унизить наши святыни? Не то ли ждет и нынешних?..
Не стоит возражать этим людям. Не ради них пишутся эти строки. Нам не важны имена заблуждавшихся – искренне или сознательно. Важно торжество Истины над ложью. Сама история поиска святых мощей, обнаруженные во время этого поиска свидетельства их подлинности настолько потрясающе очевидны, что даже хула, развеиваясь, как дым, оборачивается против тех, кто дерзнул на недобросовестные «экспертизы».
Так что нет нужды вступать в бесплодную полемику. Наше дело – молиться и надеяться, что Бог просветит умы помраченных людей, еще не ощутивших благодати.


ПОД ПОКРОВОМ «ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНЫ»

Бог поругаем не бывает. История поиска пропавшей святыни и нового обретения мощей преподобного поистине поразительна.
Так сложилось (думается, не без Промысла Божия), что душой этого поиска, организации многочисленных научных экспертиз, сбора исторических материалов стал человек, в котором соединились православная духовность и научная компетентность. Инокиня Леонида (Сафонова) после окончания Ленинградского государственного университета на протяжении 30 лет занималась исследовательской работой в области биологии клеток и тканей человеческого организма, работала в НИИ имени Пастера. Автор более 60 научных работ, кандидат биологических наук, она поменяла научное поприще на монастырь за полгода до защиты докторской диссертации. Ее свидетельства потому научно достоверны и особенно убедительны.

Из рассказа инокини Леониды (Сафоновой):

«Когда в начале июля 1997 года в возобновляющийся монастырь Александра Свирского пришли первые монахи – игумен и три насельника – то вскоре получили письмо за подписью валаамских монахов, в котором было всего несколько строк: “Как только официально откроют монастырь Александра Свирского – сразу Господом будут возвращены мощи святого”. После дня преставления Александра Свирского – 12 сентября, когда замироточила его аналойная икона, специально написанная к этому празднику, наместник монастыря отец Лукиан сказал мне:

– Матушка, вам нужно будет поработать в архиве, поискать мощи преподобного Александра.

В тот момент трудно было даже представить себе масштаб поиска! Ведь все, что можно было сделать для сокрытия памяти святого старца, – сделано».
Политика безбожной власти по отношению к святыням всегда была крайне жесткой. На сайте www.state_religion.ru опубликован потрясающий архивный документ середины прошлого века – письмо директора Музея истории религии АН СССР, доктора исторических наук В. Бонч-Бруевича от 28 марта 1948 г., адресованное заместителю директора Музея истории религии АН СССР М. Шахновичу. В нем есть такие строки:

«… Также и о мощах, которые к Вам тоже прибудут: доставьте их куда посохранней, без всякой огласки, все в одно место – сухое и удаленное от крыс. Надо за ними по¬сматривать. Список всех мощей (ленинградского и московского музеев) пришлите мне поскорей и обязательно укажите состояние их, сохранность, упаковка и пр. Никому их не показывайте и не разглашайте. Предупредите об этом всех сотрудников и скажите им, что эти предметы находятся под охраной государственной тайны со всеми вытекающими отсюда последствиями. Я думаю вскоре от них избавиться. Выставлять их не нужно. Это возбуждает религиозный фанатизм верующих, оскорбляющихся в своих религиозных чувствах, и даже получается обратное действие: в московском музее, как мне рассказывали служащие, бывали случаи религиозного поклонения тут же, в музее, со стороны православных, высказывавших вслух протест против “поношения” святыни. То же наблюдалось и по отношению чудотворных икон.

…К Вам придет также “россыпь” – разные листки, которые раздавались и продавались в церквах и монастырях. Это очень ценный материал для изучения поповской пропаганды и агитации. Их надо будет подобрать, прежде всего, по издателям: 1) листки Троицко-Сергиевой лавры, 2) листки Почаевской лавры, 3) листки Киево-Печерского монастыря и пр. пр. т.п. Потом “разное” и все это сделать отдельными томиками, впереди которых надо будет написать подробное оглавление и все это переплести отдельными томами. Это будут очень необходимые документы для ха-рактеристики публичной деятельности попов, монастырей, лавр и пр. т.п. Также к Вам придет современная повремен¬ная печать, которая в Московской академической библио¬теке имеется, а для будущего нашего большого Музея (Института) все это будет крайне необходимо и нужно, и все это надо сохранить в целости и сохранности. На все это книжное имущество надо будет составить опись с оценкой, так же как мы делали и со всеми другими экспонатами».

Как видим, святые мощи и в конце 40-х годов были самым неудобным для большевиков экспонатом – все мощи, оставшиеся в музеях, намеревались скрыть под покровом строжайшей «государственной тайны». Так что поиск мощей преподобного Александра был основан на вере в то, что мощи святого, видевшего Святую Троицу, находятся под особым покровительством Господа, а значит, не могли быть уничтожены никакими адскими силами.

ПОИСК ПО «КЛАДБИЩАМ МОЩЕЙ»

 Рассказывает инокиня Леонида (Сафонова):


«С благословения митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира я начала поиск святых мощей – по многим архивам Санкт-Петербурга и Москвы, тщательно изучая описи фондов и документы в хранилищах ЦГАСПб, ЦГАЛИ, архиве ЛОИИ РАН, архиве АИ МК, фотоархиве Санк-Петербурга, архиве РАН, Госархиве РФ, архиве ВМА, архиве СМЭС, музее антропологии и этнографии, во многих библиотечных архивах. Особая сложность была в том, что основная часть документов в ходе кампании по ликвидации, фальсификации и дискредитации мощей святых была утрачена или намеренно уничтожена в ходе так называемых “макулатурных кампаний”.


В ходе поиска открылась фальсификационная политика ЧК по отношению к мощам преподобного Александра Свирского. Изучая материалы “ликвидационной комиссии”, где были описаны изъятые мощи 63-х святых, я натолкнулась на термин “восковая кукла” по отношению к мощам Александра Свирского. Это и понятно – иначе написать не могли, это бы расходилось с публикациями партийной прессы. Сопоставление с этим документом различных вариантов (по меньшей мере, еще четырех) описания вида мощей святого Александра, сфальсифицированных чекистами, позволило сделать вывод: мощи святого – те, которые соответствуют их древнему описанию, времени первого обретения мощей в 1641 году, – остались целыми и нерушимыми. Именно для того, чтобы скрыть это, была пущена в ход намеренная ложь.


Поиск длился несколько месяцев и продолжился даже тогда, когда мощи уже лежали на столе экспертов. Надо было все еще и еще раз проверить и “добыть” неопровержимые доказательства истинности мощей, чтобы разбить ту ложь, которая стала сгущаться вокруг мощей, как темное облако. Конечно, в этом намерении была наивная самонадеянность: какие доказательства когда- либо могли устранить дьявольские хитросплетения и ложь. Пришлось перелопатить тысячи документов. Отпали предположения о пребывании мощей преподобного Александра Свирского в Казанском или в Исаакиевском соборах, ставших после революции музеями, в филиале Института истории Академии наук, в Музее история религии, который называли “кладбищем мощей” – в 1946 году туда пришел поезд из Москвы, который привез множество мощей. Именно из Музея истории религии вернулись мощи преподобного Серафима Саровского, Александра Невского. Но там наших мощей не оказалось, да и быть не могло быть, потому что музей этот открылся лишь в 1932 году.


Ничего не дал поиск и в Музее антропологии и этнографии (теперь Кунсткамера РАН), и в Археологической комиссии (теперь Академия истории материальной культуры). Были такие моменты, когда казалось, что мощи не найти. И хотя отчаяния не было, наваливались сильная усталость и грусть. И в этот момент приходил какой-то материал, направляющий мысль по другому руслу, появлялась неожиданная догадка...»

КАК «ЗАБЫЛИ» ПРО МОЩИ


Поиск в различных архивах привел инокиню Леониду в ВМА – Военно-медицинскую академию, в музей при кафедре нормальной анатомии – самый старый из медицинских музеев (ему около 150 лет). В нем было более 10000 анатомических препаратов, так что мощи туда спокойно бы влились, не привлекая ничьего внимания. Это было лучшее место для их сокрытия, тем более вероятное, что после отказа Наркомпросвета взять мощи они находились в распоряжении Наркомздрава. Еще одно подтверждение тому – хранящийся в архиве ЦГА документ из Комиссариата здравоохранения от 18.02.1919 г., свидетельствующий о том, что мощи проходили экспертизу в судебно-медицинском подотделе при Обуховской больнице, которая с 1914 года работала в режиме военного госпиталя.


Рассказывает инокиня Леонида (Сафонова):


«Я знала, что в Военно-медицинской академии прежде существовала такая система – поступающий на работу подписывал документ о неразглашении информации. Поэтому мне, как человеку “с улицы”, на вопрос: есть ли у вас мощи или даже просто мумифицированное тело – никто бы не ответил.


Тогда знакомый профессор, который работал в ВМА, поговорил с начальником кафедры, а затем с заведующей музеем доцентом М.В.Твардовской, спросил, есть ли в музее мумифицированные тела. Твардовская не ответила утвердительно, а переспросила.


– Кто этим интересуется?


Узнав, что монастырь интересуется мощами преподобного Александра Свирского, М.В. Твардовская ответила:


– Пусть мне позвонят.


Позвонив, я получила приглашение придти в любое время. Я была в ВМА уже на следующий день… Заведующая музеем долго показывала мне богатейшую: скелеты, различные органы человеческого тела, изготовленные очень искусно известными анатомами еще XIX и начала XX веков. Это – не муляжи, это настоящие человеческие органы, для сохранения которых в сухом виде потребовались большие научные разработки и подчас тонкая ювелирная работа.


– Посмотрите, – говорила мне М.В.Твардовская, – каждый экспонат, каждый анатомический препарат у нас имеет несколько номеров, по каждому проведена скрупулезная каталогизация, так что мы знаем, что, когда, откуда и зачем поступило. Такова наша традиция со времен организации музея, от которой мы никогда не отступали… Ну, а теперь пойдем к интересующему вас экспонату…


Мне вынесли завернутое в простыню мумифицированное тело, которое хранилось отдельно, в шкафу, положили на стол. Я увидела золотистое, как бы янтарного цвета тело с необычным для усопших положением ног: левая нога согнута в колене, а стопа правой ноги опирается на свод левой. Это смутило: у всех святых ноги лежат параллельно друг другу, а тут… Тогда я еще не знала, что это положение ног тоже удивило монахов еще при первом обретении мощей в 1641 году. У меня забилось сердце: была и радость, и недоумение, в голове пронесся рой вопросов – в общем, целый комплекс чувств… Мне хотелось дотронуться до необычного тела, но я боялась – но вовсе не потому, что это тело мертвого человека, ведь я сама как биолог много работала с биологическим материалом. Тут было что-то другое – какое-то необъяснимое волнение.


– Вы видите, какая у него благоговейная поза? – спросила вдруг заведующая музеем.


Потом добавила:


– Я стала заведовать этим музеем в 1962 году, мне предлагали похоронить это тело, потому что человек все-таки, хотя и неизвестный. Видите, на нем нет никакого номера. Это единственный экземпляр, на который у нас нет ни одной этикетки.


Незарегистрированность “экспоната” в таком музее, каковым был анатомический музей в ВМА, было явлением исключительным. В музее еще со времен известного анатома Грубера, заведующего кафедрой анатомии в XIX веке и много поработавшего собственноручно над изготовлением анатомических препаратов, было введен очень скрупулезный контроль над каждым препаратом. Это правило, заведенное Грубером, с не меньшей дотошностью исполнялось его последователями, в том числе и профессором В.Н. Тонковым, во время заведования кафедрой которого в 1919 году и пришли мощи преподобного Александра. Нигде не обозначена и дата их поступления в музей. По оценке заведующей музеем анатомии М. В. Твардовской, мумия не представляет ценности как анатомический препарат, тем не менее, в неэтикетированном виде сохранялась до сего времени. Значит, был какой-то смысл в таком небывалом нарушении инструкции, в более чем странной таинственности. Так могли поступить только в том случае, когда надо было спрятать важный экспонат: пустив в ход ложные мощи, надежнее скрыть истинные. Лучшего места, чем фундаментальный музей при кафедре нормальной анатомии ВМА, где находится более 10000 различных экспонатов, трудно было найти, да еще под крылом такого влиятельного ученого, как профессор, позже академик В.Н. Тонков, которому доверял НКВД.


Указание на сокрытие могло поступить от Зиновьева или другого важного советского чиновника, знающего правду о мощах. Засекреченные сообщения о сокрытии мощей появлялись и позднее – в 1948 г. В ГАРФе найдено такое сообщение с грифом “секретно”: “В фондах музеев системы Комитета по делам культурно-просветительских учреждений при Совете Министров РСФСР хранятся “мощи”, но они находятся не в эксплуатации, а в специальных хранилищах, изолированных от посетителей... Комитет своим приказом за N 718-C запретил директорам допускать в фонды музеев представителей общин верующих и давать им какие-либо сведения об имеющихся в фондах музеев предметов культа”.


Старожилы кафедры нормальной анатомии помнят, что в 40-е годы XX столетия необычное тело демонстрировали на лекциях первокурсникам – как пример естественной мумификации.


Через год после моей первой встречи в ВМА, когда мощи преподобного Александра (а это оказались именно они!) были уже переданы Церкви, открылись удивительные подробности. Случайно стало известно, что в ВМА не один раз приходили чекисты из НКВД забрать мощи, и тогда прятали “экспонат” между шкафом и стеной, чтобы чекисты его не взяли. Их прятал сам Владимир Николаевич Тонков с санитаркой, которая тоже знала, кого нужно было спрятать. Сколько же выстрадали эти люди, рисковавшие своей жизнью!


Так что, когда скрывали мощи, тут действовала не только злая воля “центра”, но и добрая воля очень достойного человека – профессора Владимира Николаевича Тонкова, который в то время, когда мощи были привезены на кафедру нормальной анатомии, был не только заведующим кафедрой анатомии, но и президентом ВМА. Несмотря на доверие властей, он по своим убеждениям не был “воинствующим безбожником” и постарался сделать так, чтобы про мощи просто забыли их враги».

ТАЙНЫЙ ХРАНИТЕЛЬ МОЩЕЙ

В ходе анализа, сопоставления документов «дела» о мощах встает поразительная картина предательства, трусости одних, но в то же время и самоотверженности других – таких людей, как Владимир Николаевич Тонков.
Он был очень влиятельным, сильным, волевым и мужественным человеком. Тонков происходил из графской и священнической семьи по материнской линии. Дослужился до действительного статского советника. С ним вынуждены были считаться большевики. Более того, в 1918 году Свердлов дал В. Н. Тонкову характеристику для вступления в партию, но тот никогда не терял своего достоинства, в том числе и достоинства статского советника Императорской медико-хирургической академии (так ВМА называлась до революции), характеристику никуда не предъявил и в партию тогда, конечно же, вступать не стал. Это говорит о многом. Это был мужественный поступок по тем временам. А характеристика Свердлова до сих пор хранится в семейном архиве Тонковых.

Пользуясь доверием властей, Тонков не боялся потерять свою «благонадежность» и не раз спасал из-под ареста петроградских ученых. Потому люди науки нередко обращались к нему при аресте своих коллег.

Из рассказа инокини Леониды (Сафоновой):

«В архиве Академии наук я читала страшные документы того времени, по которым видно, как бедствовали ученые, как умирали от голода и холода. Например, ученый секретарь Академии наук писал Зиновьеву просьбы: выделите такому-то профессору немножко дров, немножко муки, вчера умер академик такой-то, завтра может умереть этот. За этих людей именно Тонков ходатайствовал перед властями. Не выдерживая издевательств и гонений, многие ученые уезжали за границу. Когда спросили Тонкова, не хочет ли и он уехать, профессор ответил:


– Я люблю Россию и должен остаться здесь.


Он был сильной личностью, очень требовательным, иногда даже жестким человеком. Студентам, да и сотрудникам, с ним бывало непросто. Но когда его хоронили, пришло очень много народу, и среди тех, кто провожал Тонкова в последний путь, было много санитарочек. Оказывается, он очень многих поддерживал материально – негласно помогал…


Три года спустя после обретения мощей я познакомилась с его внучкой – Ниной Владимировной Тонковой. Она рассказала много интересного о своем деде – замечательном ученом и человеке. Оказывается, вся его семья – жена и две дочери – были верующими людьми. Одна из дочерей – художник – копировала фрески Дионисия в Ферапонтовом монастыре, ее работы хранятся в Русском музее. Когда умерла старшая дочь профессора, ее открыто отпевали во Владимирском соборе – хотя время было страшное: 1928 год. Сам Владимир Николаевич был верующим человеком, в дореволюционное время он со всей семьей ходил в храм, после революции свое отношение к религии он не афишировал. Любил классическую музыку, часто ходил в филармонию. Близкие ему люди вспоминают, что иногда из него выплескивалась ностальгия по прошлому времени – времени императорской России. До сих пор сохранился его крестильный крестик, который сейчас носит его праправнучка.


Прежде я только догадывалась, что мощи преподобного Александра Свирского могли быть сохранены только благодаря какой-то очень сильной руке человека, непременно верующего. Теперь у меня нет сомнения в том, что академик В.Н.Тонков знал, какая святыня была доверена ему по Промыслу Божию, какая ответственность лежала на нем. По сути, он был тайным хранителем мощей и вплоть до 1954 года (это – год смерти ученого) обеспечивал им надежную защиту. Конечно, власти об этом не догадывались».


Интересный вывод сделал журналист Б. Карагандинский в своей статье после интервью с нынешним заведующим кафедрой нормальной анатомии профессором И.В. Гайворонским: «Светское объяснение благополучного укрытия мощей может лежать только в личных мотивах. Никакие доводы государственной пользы в годы деспотии не работали. Злой дух питает только себя, но в этом-то его и слабость. Найти единственный путь, где зло бессильно, выйти с честью и вывести обреченных – дело посильно только мудрому человеку. Великий духовный подвиг совершил академик Владимир Николаевич Тонков, и лишь сегодня проявляется высота его невидимой борьбы с антихристовой властью». В своей статье Б. Карагандинский говорит и о совсем уникальной по тем временам ситуации: на этой кафедре не был арестован ни один сотрудник, тогда как аресты в то время были обыденным явлением…

НЕОПОЗНАННЫЙ «ЭКСПОНАТ»

Из рассказа инокини Леониды (Сафоновой):

«Когда я увидела неопознанный еще экспонат, меня поразило, как нетрадиционно лежат руки и ноги этого человека: руки не как обычно – крест-накрест на груди, а одна вдоль туловища, другая же – на груди. Ноги меня и вовсе привели в смущение.

Как потом объяснила антрополог, он умер во сне, лежа на животе, подложив левую руку под грудь, правую вытянув вдоль туловища, одну ногу закинув за пятку другой – это очень удобная поза для сна…

“Невооруженным взглядом” были видны удивительные совпадения между описанием, которое было составлено при первом обретении мощей преподобного Александра Свирского в 1641 году, и этим “экспонатом”. Тогда монахов тоже поразило, что ноги святого лежали не традиционно, как у всех усопших. Запись об этом оставили монахи: “Ноги лежат как у новопочившего: правая плюсною кверху, левая обращена в сторону”.

Основной вопрос, который ставился во главу угла при освидетельствовании “мумии” из анатомического музея, был вопрос о природе мумификации. Изначально этот вопрос не возникал ни у кафедральных анатомов, ни у меня. Он был рожден позже недоброжелательными оппонентами. По роду своей профессии мне приходилось фиксировать много тканей, в том числе и поверхностных тканей (кожи) животного организма, поэтому мне с первого взгляда по состоянию “экспоната” стало ясно, что, конечно же, здесь и речи не может быть о бальзамировании, но только о естественной мумификации, о необычайной сохранности всего тела. Помню состояние смятения и необыкновенного волнения. Я хотя и догадывалась, кто это, но как ученый не имела права говорить с уверенностью, без подтверждения экспертиз. Я понимала также большую духовную ответственность и не могла брать на себя выводы о святыне.
В тот момент телефонной связи со Свирским монастырем еще не было, и я с нетерпением ждала возвращения отца Лукиана – настоятеля Свирского монастыря, который получил официальный статус 14 декабря 1997 года. Когда батюшка приехал в Питер и позвонил, я почти выкрикнула в трубку:

– Батюшка! Я нашла!!!

– Да что вы?!

– По-моему, да!

Мне бы поосторожнее высказать свое предположение, но в тот момент как-то само это сказалось – такая переполняла нетерпеливая радость.

И вот 30 декабря 1997 года мы вместе с отцом Лукианом пришли в анатомический музей. Прежде, чем подвести его к мумифицированному телу, заведующая музеем показала ему множество экспонатов. Когда, наконец, отец Лукиан увидел “наш” экспонат, то был поражен. Он долго молчал, наверное, молился, не отрываясь, смотрел на лежащего перед ним. После продолжительной паузы сказал:

– Это святой. Но кто это?

Нам с отцом наместником еще не раз предстояло удивляться. Позже, когда по благословению владыки Владимира отец Лукиан брал копием частички мощей, то мы ожидали увидеть плотную спрессованную ткань. В музее анатомии мне показали, как выглядит на разломе высохшая человеческая плоть: плотная и слоистая ткань, похожая на спрессованный картон, желтая снаружи и изнутри. Подкожная же ткань преподобного была совершенно иной – и по цвету и по структуре. На срезе, сделанном копием, под слоем кожи воскового цвета находится белоснежная пористая и мягкая ткань, поражающая своей воздушностью. Но эти открытия были еще впереди. Тогда же, в декабре 1997 года предстояло ответить на вопрос – кто это».

Из ВМА «неопознанное тело» было доставлено в лабораторию СМЭС – судебно-медицинской экспертной службы.

«НЕОБЪЯСНИМАЯ ЕСТЕСТВЕННАЯ МУМИФИКАЦИЯ…»

После этого начались долгие месяцы освидетельствования, которое должно было выяснить, является ли обнаруженный «анатомический препарат» честными мощами преподобного Александра Свирского чудотворца. На протяжении шести месяцев шли основательные исследования антропологов, рентгенологов, судебных экспертов, анатомов и др. Прибегали к консультативной и практической помощи сотрудников и специалистов различных музеев, архивов и институтов, в частности, Государственного Русского музея, Эрмитажа, Кунсткамеры РАН, Музея истории религии, Академии истории материальной культуры, Института палеонтологии РАН, Государственной Публичной библиотеки, центральных исторических архивов, а также архивов Новгорода и Петрозаводска. Отчет состоит из 250 страниц – с актами, фотодокументами. Он выполнен на высоком научном уровне.

Все материалы поиска полностью подтвердили подлинность мощей Александра Свирского.

Состояние плоти тайновидца Святой Троицы настолько отличается от известных науке естественных мумий (не говоря уже об искусственных), настолько нарушает закономерности посмертного распада тканей человеческого организма, что это вызывает полное недоумение ученых.

Приведем выписки из исследования антрополога Ю.Д. Беневоленской: «Тело исследуемого монолитное, целое, не подвержено тлению, цвет тела – восковой. Поражает сохранность тела».

Старейший сотрудник ВМА, анатом, кандидат медицинских наук М.В. Твардовская высказалась следующим образом по поводу необычайно хорошей сохранности тела: «Я ничего подобного за все годы своей работы не видела».
Да и судебные эксперты на многочисленные вопросы журналистов отвечали, что такой исключительной сохранности тела без признаков тления лица, рук и стоп (именно это в первую очередь подлежит тлению) они не видели.
Обычно мощи святых, даже хорошо сохранившиеся, темно-коричневого цвета. Это называется естественной мумификацией, которую тоже можно расценить как чудо. В случае же с плотью преподобного Александра Свирского естественная мумификация была совсем необычной, принципиально иной.

Рассказывает инокиня Леонида (Сафонова):

«Преподобный почил в 1533 году. Подкожные ткани его тела за 470 с лишним лет не уплотнились, а остались рыхлыми и воздушными. При высыхании жидкостного слоя мышечная и соединительные ткани, находящиеся под слоем эпидермиса, сохранили свой остов из клеток и волокон, а пространство между тканевыми волокнами заполнилось воздухом – поэтому мы видим такую пористость, белоснежность ткани. Таким образом, ткань плоти становилась воздушной и ячеисто-волокнистой, что давало возможность органам сохранять свой первичный объем. Этого невозможно достичь никакими способами искусственного бальзамирования – наука таких методов не знает. Такое и по всем законам биологии невозможно. Легкое, воздушное, почти невесомое, тело не утратило своего объема, лицо, кисти рук и ступни – такие же, как были при жизни. Уникальность, не имеющая аналогов в мире. Почему произошло именно так? Это невозможно объяснить – это тайна Божия. Одному Богу известно – почему. Но когда видишь белую ткань плоти святого, выступающую на месте отшелушившейся желтой кожи стопы, невольно думаешь: “Вот они, белые ризы преображения!”».
Никакими приемами искусственного бальзамирования подобной «консервации» тканей человеческого организма не достигнуть. Кроме того, вес бальзамированных тел составляет более 40 килограммов, плоть же святого весит всего 10-12 килограммов, такой вес является дополнительным признаком естественной мумификации тела за счет его высыхания, т.е. при высыхании испаряются те 80% воды, из которой состоит человеческое тело. При искусственном бальзамировании такой потери воды из организма не происходит.
Тем не менее версия «бальзамирования» была тщательно проверена, чтобы исключить ошибку. В частности, был задан вопрос – откуда на неизвестном экспонате небольшие (от 0,1 до 0,2 %) следы формалина?


Как оказалось, мощи в музее ВМА протирали формалином для сохранности. В последний раз такая обработка проводилась в 1996 году.
Мог ли быть введен формалин через небольшой разрез на брюшине в паховой области? При поисках ответа на этот вопрос выяснились удивительные детали. Вот что пишет завкафедрой нормальной анатомии ВМА полковник медицинской службы профессор И.В. Гайворонский, предоставивший письменное заключение о теле:

«Данный разрез, по-видимому, был произведен уже после мумификации и имитировал место проведения инъекции (формалина. – Авт.). Сама же инъекция сосудистого русла, вероятно, не производилась, так как разрез 4 см кожи не достигал до бедренных сосудов и был очень коротким. Также обращает на себя внимание чрезвычайно выраженная легкость мумии, общая масса составляла 10-25 кг, следует заметить, что любой бальзамированный, а затем высушенный труп будет иметь массу не менее 40 килограммов, так как наступает фиксация жировой клетчатки. Обращает на себя внимание равномерный восковидный цвет высушенной мумии, что свидетельствует о естественной мумификации. Особое внимание обращает хорошее общее развитие скелета, мускулатуры и отсутствие жировых отложений. Это свидетельствует о том, что человек вел подвижный образ жизни и имел определенные условия питания. При осмотре головы и лица установлено, что труп принадлежит крепкой этнической группе людей с северного региона – вепсов. Совокупность указанных признаков позволяет сделать вывод о естественной мумификации исследуемого объекта. Учитывая представленные исторические описания, иконографические данные, нельзя исключить его принадлежность к святому Александру Свирскому».
Таким образом, можно предположить, что разрез этот сделан профессором В.Н. Тонковым или с его ведома, чтобы скрыть мощи, уподобить их искусственно забальзамированным трупам, придать вид анатомического препарата. То есть это – еще один признак того, что мощи, сначала спрятанные от православного народа, затем тщательно скрывались от чекистов…
Известно, что бальзамирование трупов на длительный срок хранения – дело чрезвычайно сложное и с помощью формалина не производится. Для этой цели используются сложные методики и определенный набор химических компонентов.
К тому же, если бы медикам в годы революции (при нехватке всего!) все же удалось каким-то образом удачно забальзамировать тело без малейших признаков гниения, добиться янтарного цвета кожных, неужели оно не попало бы в каталог музея как уникальный анатомический препарат?
Сотрудники кафедры нормальной анатомии отрицают искусственное бальзамирование, о чем значится в акте кафедры, подписанном профессором Гайворонским и тремя доцентами, в том числе заведующей музеем М.В. Твардовской.

Из рассказа инокини Леониды (Сафоновой):

«По вопросам бальзамирования пришлось съездить в Москву, чтобы получить консультацию в Московском институте “Биотехнология”– том самом, который поддерживает труп обитателя мавзолея на Красной площади, периодически нуждающийся в “реанимации”. У этого института особый статус, поэтому речь шла не об официальной экспертизе, а о консультации. Я сказала, что являюсь биологом по образованию и попросила разрешения задать специалистам несколько вопросов, которые сама решить не могу.
Показывала фотографии рук и ног преподобного. О многом интересном рассказали мне – о том, что бальзамирования формалином никогда не бывает, формалин используется только как антисептик. Для бальзамирования же всегда используется очень много химических компонентов – это очень сложный, многоэтапный процесс. Тело, бальзамированное таким способом, не усыхает, сохраняет и вес.

– А если при каких-то обстоятельствах бальзамированное тело начнет высыхать, что получится? – спросила я.
Ответ был однозначным:
– После высушивания бальзамированное тело становится плотным и сморщенным. А в вашем случае сохранился прижизненный объем. К тому же тело очень легкое. Кожа гладкая и не сморщенная.

– Наше тело мироточит, – добавила я.

– А это что такое?

– При мироточении выделяется маслянистая жидкость.

– Какой у нее запах?


– Бывает запах розы, жасмина, меда, земляники.


Ответ эксперта был совершенно определенным:

– Искусственно бальзамированные ткани никогда ничего из себя не выделяют!

Таким образом, в этом вопросе была поставлена точка. Мнение консультанта – специалиста по биотехнологии – явилось завершающим, оно подтвердило заключение профессора кафедры нормальной анатомии ВМА И. В. Гайворонского о том, что мумифицированное тело из музея ВМА – продукт естественной мумификации».

ИЗЪЯТЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Со слов старейших сотрудников кафедры известно, что попытки установить историю происхождения мощей и поступления на кафедру по существующим каталогам и журналам оказались безуспешными. Но почему же не было документов?

«Отсутствие соответствующих документальных данных в музее ВМА вполне объяснимо, так как для рассматриваемого времени известно немало случаев, когда сотрудники музеев, спасая изъятые церковные ценности от дальнейшего перемещения, намеренно сокращали или искажали учетную документацию, – говорится в отзыве Санкт-Петербургского филиала НИИ культурного и природного наследия – о материалах по поиску и идентификации мощей. – Это позволяло сохранить их в массиве депаспортизованных материалов, подлежащих дальнейшей инвентаризации, камеральной и научной обработке».


В конце этого отзыва делается важный вывод: «Выявление, идентификация и возвращение мощей святого Александра Свирского в обитель представляет собой важное событие в общественной, культурной и духовной жизни России, способствуя полноценному существованию в фонде отечественного и культурного наследия традиционных и почитаемых православных ценностей». Отзыв подписан директором филиала профессором Санкт-Петербургского государственного университета, доктором исторических наук Г.С. Лебедевым, а также заместителем директора по научной работе кандидатом искусствоведения В.А. Витязевой.

СВИДЕТЕЛЬСТВА УЧЕНЫХ

Чинно, достойно и благоговейно провели наши предки первое освидетельствование мощей чудотворца всея Руси в 1641 году. Во время второго обретения освидетельствование было названо словом «идентификация». Она понадобилась, чтобы не только самим убедиться, что это подлинная святыня, но и отмести сомнения слабых сердец, смущенных дьяволом, в возможной подделке. Но тем более поразительны беспристрастные свидетельства многих ученых.

НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. Вопросы национально-этнической принадлежности в мировой практике разрешаются исключительно специалистами-антропологами, которые берут за основу исследования черепа человека, строение которого у каждой этнической группы имеет свои специфические особенности. Для этого ВМА пригласила старшего научного сотрудника Института антропологии и этнографии РАН, кандидата биологических наук Юлию Дмитриевну Беневоленскую. В результате многомесячного, скрупулезного научного труда специалиста с 40-летним стажем работы было сделано заключение (в нем 45 страниц машинописного текста): «Исследуемый несет ярко выраженные антропологические особенности, которые во всем своем объеме свойственны только вепсам. <…>


<…> Именно на земле этой малочисленной народности, на земле, на которой он родился, св. Александр Свирский основал свой монастырь. Выявлено сходство лица исследуемого с ранними иконографическими изображениями прп. Александра».


Можно представить, что пережила автор научного отчета, когда, подобно тому, как это происходило в XVII веке, сличила лицо преподобного с ранними иконами святого (XVI и начала XVIII веков). Сходство было потрясающим! Неоднократно антрополог подчеркивает, что «сохранилась не только прижизненная моделировка, но и кожа лица – не сморщенно-высохшая, а весьма гладкая и эластичная; цвет кожи светлый, с желтовато-янтарным оттенком».


И другие специалисты по черепно-лицевой хирургии, анатомы отметили уникальную сохранность лица святого. Лицо выглядит практически так же, как и при жизни, как у уснувшего человека, что и дало возможность провести иконографическое исследование.

ВОЗРАСТ. При оценке возраста по состоянию костей во время рентгеновских исследований было обнаружено мало старческих изменений в скелете: он выглядел на 60 лет, в то время как святой умер в 85 лет. И только рука преподобного выдавала в нем старика (на рентгенограмме – старческое искривление пальцев). Но подобное же расхождение между костным и паспортным возрастом – в пределах двадцати лет – было описано в 1990-е годы при оценке возраста мощей святителя Московского Филарета, святителя Московского Иннокентия, архимандрита Антония (духовника митрополита Филарета, наместника Троице-Сергиевой Лавры), которым в момент преставления было по 85 лет, «возраст» же их скелета был во всех трех случаях меньше 60 лет. Таким образом, состояние костного скелета преподобного Александра не является исключением.


Из рассказа инокини Леониды (Сафоновой):


«Принятый сегодня метод оценки возраста человека по стертости зубов базируется на современных разработках применительно к человеку, живущему в современной среде обитания. Насколько корректно применение таких методов к человеку, жившему 500 лет назад, известному своей строгой подвижнической жизнью? Совершенно не изучен вопрос о том, насколько снижает темпы старения костей и стертости зубов предельно аскетическое питание и жизнь в условиях абсолютно чистой экологии.


Очевидно, что определение возраста по стертости зубов преподобного Александра требует поправок, расчета коэффициента с учетом образа жизни святого, который “плоть свою духом своим покорил” и, согласно жизнеописанию, практически никогда не болел. Известно, что состояние зубов отражает внутреннее состояние организма. Тело преподобного Александра было настолько крепким, что не боялось и “каменного ударения”. По данным же современных стоматологов-ортопедов, повышенная эмоциональность и стираемость зубов находятся в прямой зависимости. Мне на глаза попалась статья одного стоматолога, который описывает состояние зубов одного известного актера – у него при его особой эмоциональной подвижности зубы, постоянно наращиваемые из искусственного материала, стирались необыкновенно быстро: через один-два месяца.

Святой же Александр всю жизнь прожил в гармоничном состоянии души, в любви к Богу и к людям. Конечно, состояние его зубов и должно быть совершенно иным».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СТОМАТОЛОГОВ. Особого внимания заслуживает «Акт» осмотра мощей преподобного от 5 ноября 1918 года, распространяемый одним петербургским историком. Не вполне ясно происхождение этого, не по церковным канонам составленного документа (аналав там, например, назван «наличником»), осталась только копия с неизвестно где находящегося оригинала. Весь акт составлен в непочтительном тоне по отношению к святым мощам, что, скорее всего, свидетельствует о большевистском влиянии. Этот «Акт» оппоненты мощей пытались использовать как свидетельство против подлинности обретенной святыни. Но на самом деле публикацией этого документа они только подтвердили подлинность мощей. Дело в том, что поиск в архивах описания головы преподобного не дал результатов. А из «Акта» становится ясно, что «святые мощи находятся в целости и сохранности, рот открыт, зубы во рту все целы, только два верхних выпали».
Эксперты-стоматологи, исследовавшие «мумифицированный труп», утверждают то же самое: «Рот приоткрыт, при осмотре полости рта вторично отсутствия зубов нет, на верхних челюстях между передними зубами отмечается выраженная диастема (широкая зубная щель. – Авт.)». Под экспертизой стоят подписи главного стоматолога МО РФ, начальника кафедры челюстно-лицевой хирургии и стоматологии, профессора, полковника медицинской службы В. Н. Балина и других крупных специалистов. Они научным языком описали тот же признак, о котором поведали большевики – составители «Акта».


Мы не будем касаться содержащихся в большевистском «Акте» утверждений о якобы поломанных ногах мощей – на сайте Александро-Свирского монастыря (www.svirskoe.ru) есть материалы, убедительно показывающие несостоятельность таких выводов. Нас интересует другое. Составители документа 1918 года, очевидно, и не предполагали, что их «Акт» 80 лет спустя увеличит перечень доказательств идентичности «мумии из ВМА» с мощами Александра Свирского (включая мельчайшие подробности в описании целого тела, положения и сохранности головы, наличия всех зубов и зубной щели – которая и была принята за отсутствующие 2 верхних зуба, описание сохранности груди, рук).

БЛАГОСЛОВЛЯЮЩИЕ ПЕРСТЫ. Те, кто прикасался к документам, к святыне, тысячи раз сами себя перепроверяли, чтобы исключить ошибку. Но ярчайшее свидетельство подлинности мощей то, что на кончиках пальцев правой, благословляющей руки преподобного имеются повреждения, очень похожие на те, которые бывают при изъятии частичек плоти для мощевиков.

В Синодальном архиве был найден интересный документ 1747 года, в котором говорится о хранящихся в синодальной ризнице частицах мощей с перстов преподобного Александра Свирского (написано – «схима, зачаток гроба и персты преподобного»).

«Судебных экспертов заинтересовало, почему так повреждены, будто выкрошены, пальцы правой руки, лежащей вдоль туловища, – рассказывает инокиня Леонида (Сафонова). – Мы объяснили, что такое повреждение может быть от изъятия частиц мощей.


– Чем у вас берутся частицы? – спросили эксперты.


– Копием.


– Привезите нам этот инструмент.


Когда мы привезли копие, то стало ясно, что именно им могли быть нанесены остроугольные порезы на концах пальцев. Они даже фотографировали эти повреждения, оставленные на пальцах, и описали их в экспертизе как идентичные тем, которые могли быть нанесены копием.


Это стало убедительным доказательством того, что мумия неизвестного мужчины – те самые мощи святого, с благословляющей руки которого брали частицы».

+ + +
Во время этих исследований специалисты снова и снова задавали себе вопросы, перепроверяя себя, пытались накопить как можно больше доказательств.

Поскольку экспертиза проводилась не над фрагментами скелета или иных останков, как это обычно бывает, а над целым, монолитным, необыкновенно сохранившимся телом, это, с одной стороны, облегчало задачу, с другой – представлялось достаточно трудным, поскольку ограничивало возможность применения инструментальных методов исследования — на дробление мощей рука экспертов не поднималась. Поэтому и сотрудники кафедры нормальной анатомии ВМА, и экспертная комиссия СМЭС Санкт-Петербурга, и другие эксперты могли отвечать лишь на ограниченный круг вопросов, открыть же имя исследуемого (если это имя святого), сведя воедино все итоги, можно было только по воле Божией. В конце концов, так и случилось: мощи «заговорили» сами – на языке мироточения.

«Я ВАС СЛЫШУ: ЭТО Я…»

15 июля 1998 года, в день равноапостольного князя Владимира, обновившего русскую землю святым Крещением, – в рентгеновском кабинете СМЭС, во время молебна, мощи вдруг покрылись крупными светло-янтарными каплями миро. Преподобный Александр Свирский как бы говорил: «Я вас слышу: это я…» Капли желтого миро видны даже на фотографии ног, которая была сделана в рентгенкабинете.


Вот как рассказывает об этом моменте инокиня Леонида (Сафонова):

«Первое мироточение произошло на две недели раньше, когда мы приехали для обсуждения общих результатов исследований. Вместе с игуменом Лукианом, с сотрудниками СМЭС (с начальником судебной экспертизы, рентгенологом, судебным экспертом и с антропологом) спустились в рентгеновский кабинет, где находились мощи святого Александра. Когда откинули простыню с тела преподобного, все обратили внимание на то, что все его тело покрыто множеством выпуклых крупных капель.

– Почему вы его намочили? – задала я нелепый вопрос.

– Мы его не трогали! – отвечают эксперты.

– Может, у вас где-то течет? – спрашиваю я – настолько невероятным показалось то, что довелось увидеть.


– Нет, – отвечают, – у нас ничего течь не может!


В тот момент я еще не поняла, что происходит, и продолжала возмущаться – откуда столько капель, да что же это такое! Смотрю – батюшка подошел к стопам преподобного и прикоснулся рукой к каплям. Тогда только я заметила, что капли мягкие, словно живые, но покрыты легкой пленочкой. От прикосновения они заблагоухали – медом, жасмином! Это были капли миро…

Эксперты были в недоумении. Мы – в радостной растерянности от неожиданного и такого красноречивого подарка. Машина, в которой мы возвращались, пропиталась запахом миро, сохранившимся на наших пальцах, которыми мы прикасались к каплям, обильно покрывшим все тело преподобного. Было грустно: мы уезжали, а святой оставался в этом скорбном месте – в морге СМЭС.

Заключение экспертов не было готово, забрать мощи мы не могли.

Через 2 недели там же, в рентгеновском кабинете, был прочитан акафаст. Мощи снова ответили мироточением.

Когда мы приехали с экспертом 17 июля в Военно-медицинскую академию и рассказали заведующему кафедрой И.В. Гайворонскому, что “экспонат” музея мироточит, он спросил:

– А что это такое?

– Это очень важный признак святости.

– Срочно давайте мне заключения всех комиссий, все исследования и экспертизы для решения вопроса о передаче мощей, – ответил И.В. Гайворонский.

Мощи по его приказу были возвращены в ВМА на кафедру анатомиии.

После этого начальник академии генерал-полковник медицинской службы Юрий Шевченко принял решение о немедленной передаче мощей Церкви. Позднее, в дни празднования 200-летия ВМА, в интервью многочисленным журналистам ученый открыто сказал, что у него нет никакого сомнения в истинности мощей святого Александра Свирского».


Сомнений, действительно, больше не оставалось.


Настоятель Александро-Свирского монастыря игумен Лукиан (Куценко) направил рапорт о мироточении митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру. Тот написал резолюцию: «Слава Богу за его великое милосердие и любовь к святой Православной Церкви и России» – и благословил проведение молебнов.

Вопрос с передачей святыни решился очень быстро. 28 июля 1998 года был подписан акт о передаче мощей Церкви…

«Этим мироточением подтвердилось то, что все мы чувствовали во время трудной работы по “идентификации”, – продолжает инокиня Леонида, – мы все ощущали незримую поддержку преподобного Александра, которая проявлялась не только на духовном плане, но и в видимых знаках. У антрополога, которая работала с нами, были свои утешения... 30 апреля, в день празднования первого обретения мощей, у нее на столе вдруг замироточила икона преподобного Александра, как бы подбадривая ее. Прежде она не могла назвать себя церковным человеком – ее вера окрепла в связи с этой работой. Потом у нее было еще одно чудесное явление – замироточила икона Спасителя, и тоже в один из трудных моментов. У меня самой, когда случались трудности, было сильное уныние, дома мироточила икона. Продолжалось такое “келейное” мироточение два месяца, пока мощи не перевезли в храм святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии».

ВЕРНУЛСЯ ХОЗЯИН СВИРИ!

На интернет-сайте «Русская линия» в статье О. Егоровой «Избранник Божий» есть знаменательные слова: «80 лет пробыл преподобный Александр в обнаженном виде, завернутый в рогожу в музее анатомии ВМА, засвидетельствовав перед всеми свою полную отданность Богу».


Смирение перед Богом и людьми одного из величайших русских святых проявилось и в том, что свой путь из забвения в маленький храм Веры, Надежды, Любови и Софии на окраине Петербурга (подворье Покрово-Тервенического монастыря) он проделал, завернутый в простыню. Инокиня Леонида рассказывала, как игумен Лукиан на руках вынес из машины чудесным образом обретенные мощи. Нетленное тело чудотворца ждала привезенная ночью рака, которую с большим тщанием и любовью делали на протяжении двух недель – без сна и отдыха.
30 июля 1998 г. по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира святыня была открыта для поклонения православному народу. При этом не было ни громкой рекламы, ни всепроникающего телевидения, но люди нескончаемым потоком шли за утешением к угоднику Божию. Преподобный являл многочисленные чудеса, подтверждая, что это подлинные мощи. Рака по традиции была открыта для всех желающих – и многие видели обильное мироточение обнаженных стоп чудотворца. Инокиня Леонида рассказывала – было замечено, что мироточение усиливается и даже появляются струйки после пения акафистов и проведения молебнов. Некоторые батюшки приходили со своей паствой каждую неделю, чтобы помолиться у раки преподобного. Один из священников сказал, что он радуется за свою паству – она имеет возможность прикоснуться к явленной благодати Божией.

Многие храмы желали обрести частичку мощей святого. По благословению владыки Владимира игумен Лукиан (Куценко) вынимал частицы мощей, и святыня, как и принято, расходилась по разным уголкам России.

17 августа 1998 года, две недели спустя после обретения мощей, этот храм посетил Святейший Патриарх Алексий II. Коленопреклоненно помолившись, он приложился к руке и стопам преподобного Александра Свирского. В своем слове к народу Его Святейшество сказал: «Я думаю, что обретение, возвращение мощей преподобного Александра Свирского в это не простое время для Петербурга и всей России – милость Божия и благословение Божие. И дай Бог, чтобы каждый, кто приходит к этим святым мощам, получал душевное укрепление и поддержку и чувствовал, что преподобный своими молитвами помогает нам нести свой жизненный крест».
Четыре месяца пребывала святыня в храме святых мучениц Веры, Надежды, Любови и Софии, а потом была торжественно перенесена на свое историческое место – в Преображенский собор Свято-Троицкого Александра Свирского мужского монастыря.

Позднее неофициальный визит в монастырь совершил тогда архиепископ, а нынче митрополит Лавр, глава Русской Зарубежной Церкви. С величайшим благоговением приложившись к святым мощам, он сказал:

– Такой благодати я никогда не испытывал!..

Разными, порой самыми невероятными путями возвращались в Церковь мощи святых, обреченных Советской властью на забвение. Так мощи святителя Иннокентия Иркутского, изъятые большевиками в 1921 году, отыскались в Ярославле при разборке одного из подсобных помещений храма Николы Надеина. В 1990 году во время передачи церковной утвари из запасников Музея истории религии и атеизма в Казанском соборе открылось место обитания великой святыни – останков преподобного Серафима Саровского. Тогда же в шлаке на чердаке Казанского собора были найдены и мощи святителя Иосафа Белгородского. Считавшиеся безвозвратно утраченными останки преподобного Александра Свирского были последними в чреде чудесных находок. Свершилось предсказание валаамских старцев, говоривших, что мощи преподобного Александра вернутся после установления официального статуса Свирского монастыря, что произошло 14 декабря, а 30 декабря того же года земной настоятель монастыря стоял уже у мощей Небесного игумена.

Интересные мысли высказал директор Института экономических стратегий, профессор Александр Агеев по поводу избранности великого чудотворца и его возможной миссии в наше время. Отвечая журналисту газеты «Вера» (№ 486, 2005 г.) на вопрос, существуют ли какие-то закономерности в истории нашего Отечества, профессор сказал: «Каждые 80 лет страна переживает примерно один и тот же круг стратегических проблем в области демографии, экономики, технологий, науки, внешней политики. За кризисом возникает подъем и происходит переход к новому состоянию. Последний 80-летний цикл завершился в 1998 году... В 98-м фактически закончилась эпоха, начавшаяся в 1917 году. Своеобразным знаком этого периода можно считать историю с мощами прп. Александра Свирского. Нетленные мощи святого почитались наравне с мощами Сергия Радонежского и Серафима Саровского. После Октябрьской революции они были изъяты одни из первых... Их должны были уничтожить, но они исчезли и чудесным образом снова обретены... Они полностью сохранились, до сих пор мироточат и благоухают. И вот в 1998 году, спустя ровно 80 лет, они вернулись в монастырь. Согласитесь, промыслительное совпадение!»

НА ЗАПАХ МИРО СЛЕТАЛИСЬ ПЧЕЛЫ…

Каждого, кто подходит к святым мощам чудотворца всея Руси, поражают его обнаженные стопы и рука, тогда как все остальное тело скрыто под схимническим одеянием. Из стоп преподобного исходит миро, подобно тому, как оно стекает нынче с многих икон.

Необыкновенный запах миро (аромат роз, жасмина, меда) со дня обретения мощей почти все время присутствовал в храме Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, поражает этот запах и паломников монастыря. Самое удивительное, что на этот запах слетались пчелы. «Визиты» пчел к мироточащим мощам святого зафиксированы на видеопленку, свидетелями этому были и многочисленные паломники…

Что означает мироточение? О нем ничего не говорится в Священном Писании. Однако это чудо присутствует в Священном Предании почти с самого начала Церкви. Ежегодно в день памяти святого Иоанна Богослова из его гробницы исходило тонкое благовонное миро, от которого многие исцелялись. Особенно известен чудом мироточения святой Димитрий Солунский, замученный в 304 году. Греки называют его – Мировлит, то есть – Мироточивый. Древнейшее свидетельство VI века гласит, что одна женщина из города Сангины исцелилась, «почерпнув святое миро из колодца, в котором лежит тело св. Димитрия, его (т.е. миро) источая». Когда в 1087 году мощи св. Николая Чудотворца переносились из Мир Ликийских в Бар, его гроб был полон миро…

В связи с необыкновенными событиями вокруг мощей преподобного Александра Свирского хочется задать вопрос: как сегодня по-христиански относиться к мироточению? В последнее время появилось немало искушений по этому поводу. Случалось, некими маслянистыми каплями покрывались самочинные изображения различных исторических личностей и духовных лиц, и люди новоначальные, не полностью воцерковленные, спешили объявить эти изображения «чудотворными иконами», утверждая, что один только факт «мироточения» является несомненным признаком Истины. Но если мы не будем учитывать, что дьяволу несложно спародировать мироточение (известно благоухание икон и крестов у сектантов из «богородичного центра», выделение некоей коричневой жидкости из фотографий Алана Чумака и других оккультистов), – то легко впасть в прелесть и подменить веру в Бога чудоверием.

Истинная же вера никогда не строилась на чуде, но чудо, в данном случае – мироточение, может являться символом Божественной милости и благодати, знаком утверждения Истины. Из истории Церкви мы знаем множество случаев, когда тела дивных подвижников, утончившиеся и одухотворенные от постов и молитвенных подвигов, становились причастными благодатной силе Христовой. Когда же годы спустя после отшествия ко Господу эти святые тела обретались как святые мощи, то нередко эти чудесные события сопровождались благоуханием и мироточением.
То же самое видим мы и в случае с преподобным Александром Свирским. Его святые мощи замироточили в момент, когда надо было свидетельствовать об Истине, когда произошло первое, а затем второе их обретение. Происходило это всегда во время церковных молебнов – в отличие от соблазнительных явлений, когда дома у мирских людей иконы начинали как бы «мироточить», но после внесения в храм «чудо» прекращалось.

Не зря Церковь всегда соблюдала спасительную осторожность и трезвость по отношению к необычным явлениям. Церковная традиция предписывает обо всех необычных случаях сообщать правящему архиерею, который самолично или с помощью назначенной им комиссии удостоверяет или отрицает благодатность происходящего.
Истинное миро необъяснимым, сверхестественным образом истекает из останков святого, либо из его гробницы, либо из его изображения. Еще более удивительным это явление представляется после исследований, проведенных биохимиками.
Интересные данные были получены в одном из научно-исследовательских институтов Киева, изучавших состав миро из Лавры. Оказывается, в миро присутствуют те компоненты, которые входят в состав живого организма, в частности, в нем содержится 75 милиграммов животного белка на 100 миллилитров жидкости. Это означает, что плоть святого остается живой, и по воле Божией в ней могут начаться синтетические процессы. Нам же дано видеть только результат свершаемого чуда — капли миро.

ТАЙНА ИКОНЫ

Среди суровых, аскетических, как бы бестелесных икон русской школы – одна икона преподобного Александра Свирского стоит совсем особняком. Она является, можно сказать, живописным портретом святого. С появлением этой иконы связана необыкновенная тайна.

Паломники, приезжающие к святым мощам чудотворца всея Руси, могут видеть его совершенно живую на вид левую руку, лежащую на груди, открытые стопы ног. Остальное тело облачено в схимнические одеяния – не в традиции русской Церкви открывать лики святых. Но в сентябре 1998 года, через два месяца после перенесения мощей в храм Веры, Надежды, Любови и Софии, произошло чудесное событие, благодаря которому многие тысячи паломников смогли увидеть лик преподобного.
«27 сентября нам позвонили из антикварного магазина, – рассказывает инокиня Леонида (Сафонова). – Антиквар спрашивал, не нужна ли нам необычная двухсторонняя икона Александра Свирского XIX века – на другой ее стороне написана Казанская икона Божией Матери. Конечно, мы с радостью согласились, тем более что происходило это в канун празднования престольного праздника Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, который отмечается 30 сентября. Когда эту икону привезли, удивлению нашему не было предела. Тех, кто видел мощи преподобного Александра, поразило сходство его лика с изображением на иконе.
Решено было документально подтвердить сходство. Специалисты-искусствоведы из Северо-Западного центра судебной экспертизы, внимательно изучив двустороннюю икону и сопоставив ее с фотографиями, сделанными при освидетельствовании мощей медицинскими экспертами, пришли к выводу: “Между изображением преподобного Александра Свирского на иконе и на представленных фотодокументах имеется несомненное портретное сходство”. Таким образом, научные изыскания подтвердили, что это одно и то же лицо.
Сейчас эта удивительная икона хранится на раке со святыми мощами в Александро-Свирском монастыре».
Удивительно и то, что Казанская икона Матери Божией, на обороте которой написан лик преподобного, датируется началом XIX века, а изображение преподобного искусствоведы относят к 70-м годам этого же века. Но совершенной загадкой остается, как мог неизвестный иконописец XIX века написать такой точный – до мельчайших подробностей – портрет подвижника, жившего в XV веке?
Известно, что наши предки в 1641 году рядом с только что обретенными мощами, когда из гроба было вынуто совершенно нетронутое тлением тело, поставили икону XVI века, чтобы сличить лицо преподобного с изображением на иконе. Это было возможным только потому, что лицо святого было совершенно целым – в том числе нос, глаза, губы – то есть совершенно таким же, как при его жизни.
Ученые-анатомы, хорошо знающие о закономерностях посмертных изменений органов и тканей, утверждают, что мумифицированные тела не изменяют свой вид столетиями. И даже большевистская пресса не могла не признать этого. «Мумифицированные тела могут сохраняться в условиях храма в неизменном виде очень длительное время», – утверждается в книге Семеновского «Данные науки о мумификации трупов. Революция и церковь» (1920 г.). Конечно же, нетленное тело святого чудотворца Александра Свирского оставалось неизменным и в XIX, и в XX веках, остается таковым и в нынешнем – XXI веке.
Но не мог ли сам преподобный, вернее, его мощи «позировать» для иконописца XIX века? Ведь по умозрительному представлению, по описаниям современников такого уникального сходства не добьешься.
Такое предположение высказано в статье Ларисы Рудницкой «Тайна иконы преподобного Александра Свирского», опубликованной в альманахе «Православный летописец Санкт-Петербурга» (№8, 2001 г.).
Автор статьи не исключает возможности, что во время посещения Александро-Свирского монастыря в 1878 году великим князем Константином Константиновичем, который был тогда президентом Российской Академии наук, и министром просвещения графом Уваровым – могла возникнуть идея: запечатлеть поразительно сохранившийся лик святого «с натуры», причем в преобладавшем тогда в иконописи реалистическом стиле. Только в таком исключительном случае могло быть дано благословение на написание иконы с мощей.

Что переживал неведомый нам иконописец у раки с мощами, списывая черты с нетленного лика? Мы не узнаем этого, как не узнаем, скорее всего, и его имени.

«К сожалению, мы не располагаем сведениями о мастере, создавшем столь необычное изображение, – пишет Лариса Рудницкая. – Несомненно одно – он прошел хорошую школу, профессионально владел кистью.
Преподобный, одетый в темно-коричневое монашеское одеяние, изображен на оливкового цвета фоне. Скромность колорита иконы позволяет сосредоточить внимание на главном – лике и руках святого. Лицо вылеплено уверенной рукой живописца с помощью широких свободных мазков кисти. В нем сосредоточена огромная нравственная сила, и в то же время это – образ святости. Левая рука крепко сжимает свиток – такое ее положение вполне канонично и совпадает с иконописной традицией.
Удивление вызывает правая рука с раскрытой пальцами вниз ладонью. Согласно традиционному изводу, преподобный должен правой рукой делать благословляющий жест. Что же заставило художника отойти от привычной иконографии? Скорее всего, это было желание со всей точностью запечатлеть реальное положение рук святого, лежащего в рак,е – левой, покоящейся на груди (художник вложил в нее свиток), и правой, с раскрытой ладонью, вытянутой вдоль туловища.
В том, что эта рука написана с натуры, нет ни малейших сомнений: верхняя фаланга указательного пальца слегка согнута, что в точности передает положение руки мощей преподобного».
Случайно ли, что именно эта уникальная икона святого пришла в храм именно в тот момент, когда тысячи людей стояли в очереди, в несколько рядов обвивающей маленький храм, стояли – чтобы с верой прикоснуться к только что вернувшейся святыне? Пришла почти одновременно с мощами. Случайность? Но бывают ли случайности у Господа?

Великий чудотворец всея Руси по милости Божией явил православному народу еще одно чудо, снова сказав, но уже своей иконой: «Я вас слышу: это я…»



© Copyright: Алла Добросоцких, 2008



Молитвы преподобного
Александра Свирского



Боже, очисти мя, грешнаго, и помилуй мя, и прости ми, Господи Боже, Спасе Милостивый! Даждь ми, Господи, христианский конец с Пречистым Телом и с Честною Кровию, со слезами и покаянием. Избави, Господи, муки вечныя, огня негасимаго, и червия неусыпающаго, и смолы кипящия. Господи, Ты создал мя еси, Господи, Ты помилуй, Господи, Твое есмь создание. Аминь.

Пречистая Госпоже Милостивая, Царице Небесная, помолися Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу, Сыну Твоему, за мене, грешнаго раба Твоего (имя). Даждь ми, Госпоже, христианский конец с Пречистым Телом и с Честною Кровию и со слезами и покаянием. Избави, Госпоже, муки вечныя, огня неугасимаго, и червия неусыпающаго, и смолы кипящия. Пречистая Госпоже, Милостивая Царице Небесная, Ты еси Молебница ко Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу за мене, грешнаго и окаяннаго раба Твоего (имя). Ты еси Помощница, Ты Заступница от всякаго зла и сопостата, не забуди, Пречистая Госпоже, нищаго Твоего до конца.

      Заступнице усердная, Благоутробная Господа Мати, к Тебе прибегаю аз, окаянный и паче всех человек грешнейший. Вонми гласу моления моего и вопль мой и стенание услыши. Яко беззакония моя превзыдоша главу мою и аз, якоже корабль в пучине, погружаюся в море грехов моих. Но Ты, Всеблагая и Милосердая Владычице, не презри мене, отчаяннаго и во гресех погибающаго. Помилуй мя, кающагося в злых делех моих, и обрати на путь правый заблуждшую окаянную душу мою. На Тебе, Владычице моя Богородице, возлагаю все упование мое. Ты, Мати Божия, сохрани и соблюди мя под кровом Твоим ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Душе, душе моя, почто жалуешися на Господа? Яко леность твоя вечней муце ходатай есть. Аще бы ведала дар Божий, плакала бы ся горящими слезами, стенающи со воздыханием, скорбящи о всяком гресе, о малем и о велицем. Возопий ко своему Владыце, да не предварит тебе ярость Одержащаго всесильною рукою праведною. Аз же, грешный и ленивый и льстивый язык имеяй, како помолюся Владыце моему, да избавит мя Господь от Страшнаго суда? Всегда бо трепещу помыслом в сердце моем о Страшнем суде, да избавит мя от муки вечныя, и червя неусыпающаго, и тьмы кромешныя, и от грозы несгораемыя. Помилуй мя, грешнаго раба Твоего (имя), яко Павла апостола, егоже любляше паче всех, и от нас, убогих, не отврати лица Твоего во он день страшный, егоже трепещет душа моя и составы тела моего ужасаются. Господи, избави мя страшнаго часа, да не отпаду от милости Твоея. Но молю святыя Ангелы и Архангелы, и пророки, и мученики, и вся святыя, да молят Бога за мою душу. Вашего ради моления да возвратит Владыка требы Своя от мене, грешнаго. И ты, Пречистая Госпоже Дево, имущи дерзновение к Сыну о рабех Твоих, не забуди трудов раба Твоего (имя). Владыко Спасе, от убогия души Тебе молюся, избави мя от печали грехов моих и введи в радость безконечнаго жития, идеже прославляется всесвятое имя Твое, Отца и Сына и Святого Духа, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Svirskoe.ru


2 комментария:

  1. СПАСИБО ГОСПОДУ НАШЕМУ ЗА ВЕЛИКОЕ ЧУДО!

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный17 июня 2016 г., 4:56

    Слава Богу!!! За его чудеса, за все .Трогательная история, до слез.

    ОтветитьУдалить

Иконы Святителя Спиридона Тримифунтского в Москве