О мира Заступнице, Мати Всепетая! Со страхом, верою и любовию припадающе перед честною иконою Твоею Державною, усердно молим Тя: не отврати лица Твоего от прибегающих к Тебе, Умоли, милосердная Мати Света, Сына Твоего и Бога нашего, Сладчайшаго Господа Иисуса Христа, да сохранит в мире страну нашу, да утвердит державу нашу в благоденствии и избавит нас от междоусобныя брани, да укрепит святую Церковь нашу Православную, и незыблему соблюдет ю от неверия, раскола и ересей.
Не имамы иныя помощи, разве Тебе, Пречистая Дево . Ты еси всесильная христиан заступница пред Богом, праведный гнев Его умягчающая. Избави всех, с верою Тебе молящихся, от падений греховных, от навета злых человек, от глада, скорбей и болезней , даруй нам дух сокрушения, смирение сердца, чистоту помышлений, исправление греховныя жизни и оставление согрешений наших; да вси, благодарне воспевающе величия Твоя, сподобимся Небесного Царствия и тамо со всеми святыми прославим пречестное и великолепое имя в Троице славимаго Бога: Отца, Сына и святаго Духа. Аминь.

Божия Матерь - Царица России

«Державная» икона Божией Матери явила себя русскому православному народу 2 марта 1917 года в селе Коломенском под Москвой, в день отречения Царя-Мученика Николая Второго от престола. Царица Небесная изображена на этой иконе как Царица Земная. Явление иконы «Державная» состоит в том, что гибель монархии послана народу в наказание, но сама Богородица хранит символы царской власти, что даёт надежду на покаяние и возрождение России и русского государства.
Празднование иконы Божией Матери "Державная" 2 (15) марта.

Поиск по ключевым словам :

вторник, 1 ноября 2011 г.

Пояс Пресвятой Богородицы продолжает шествие по Русской Земле .


Матерь Божия продолжает  опоясывать Русскую Землю Своим поясом . Он уже успел побывать в Екатеринбурге и ныне посетил третий город – Норильск. А нам, петербуржцам, первым, принимавшим пояс, остаются священные воспоминания. 
Последний день, вернее сутки, пребывания Пояса в нашем городе стал для меня сплошным чудом. Еще в самый день принесения я созвонился с игуменом Герасимом, настоятелем Михайло-Афонского монастыря на Кавказе. Мы обсудили вопросы, связанные с подготовкой установки памятника Великому Князю Михаилу Николаевичу в Санкт-Петербурге. В конце разговора он меня спросил о делах вообще.
- У нас сейчас одно дело – встречаем Пояс Божией Матери, - отвечал я.
- Когда?
- Как раз сегодня. 
И тут отец Герасим неожиданно спросил: 
- А приехать к Вам можно?
- Будем только рады. 
Я думал, что он это для этикета сказал. Каково же было мое удивление, когда в Воскресенье после Литургии последовал звонок:
- Вылетаю из Краснодара, встречайте в 19.20 в Пулково. 
Я был тронут любовью о.Герасима к Божией Матери, ради Пояса Которой он так стремительно сорвался с места. 
Я был очень рад приезду о.Герасима, которого считаю своим духовным другом. Бывал у него в монастыре. Вместе с ним проводили две конференции памяти великого князя Михаила Николаевича. Его приезд для меня стал чудом Божией Матери. 
В аэропорту я не удержался от вопроса: 
- Батюшка, что же Вас все-таки подвигло приехать в Питер? 
Он рассказал, что был на Афоне в этом месяце, очень хотел приложиться к Поясу, но не успел побывать в Ватопеде. Огорчился. И вдруг узнал, что Пояс сам принесен в Россию. 
- Так что свою поездку в Петербург рассматриваю как завершение паломничества на Афон. 
Я ему ответил:
- Ваш приезд имеет и еще один символический смысл. Пояс пронесут от запада до востока, от севера и до юга. Но самой южной точкой станет Ростов-на-Дону. А надо было бы принести святыню и на Северный Кавказ: в Ставрополь, Краснодар, Пятигорск или Владикавказ. Там он, может быть, нужнее всего. Но коль пояс не принесли на Кавказ, то хоть Вы приехали с Кавказа поклониться ему. 
Отца Герасима также поразила нескончаемая очередь людей. В Казанском храме Новодевичьего монастыря завершалось вечернее богослужение, которое возглавлял секретарь епархии игумен Мстислав. Нам очень хотелось послужить молебен, но я знал, что молебны совершаются строго по составленному расписанию священниками разных храмов города. Спросил благословение отца Мстислава. И тут выяснилось, что после всенощной в расписании оставлено «окно», и как раз некому служить. Отец Мстислав благословил мне возглавить служение молебна с чтением акафиста Божией Матери. Наверное, я этот молебен, который мы совершили с отцам Герасимом, запомню на всю жизнь. Во время такой молитвы «часов не замечаешь». Возглашать Божией Матери: «Радуйся!», - пред Ее честным Поясом – это ли не чудо?! 
Так же я спросил благословения у о.Мстислава сослужить на Литургии в день отбытия Пояса из Петербурга. В этот день должны были совершить две Литургии – в 5.30 и в 8.00. «Приходите к 5.00, не опаздывайте», - сказал он нам. Раннюю должен был возглавить о.Мстислав, а позднюю – три викарных архиерея. 
Я обрадовался, но подумал: только бы успеть вздремнуть, потому что на эту ночь у меня было задумано еще одно важное мероприятие. Накануне, в субботу, когда очередная группа наших прихожан, отстояв очередь, приложилась к святыне, я расспросил о подвиге стояния. 
- Стояли 10 часов. Слава Богу, разносили чай, можно было согреться. 
- Как замечательно, что кто-то по-братски догадался подкрепить богомольцев чаем! – обрадовался я.
- Да нет, батюшка, его продавали. 
- Почем стаканчик?
- Кто по 20, кто по 40… А, говорят, ночью и по 100 было. 
Я огорчился, что «братский чай» оказался коммерческим, и подумал: а почему бы нам, православным, не догадаться принести своим братьям и сестрам в очередях чайку? Стало обидно не за кого-то, а за самого себя, что сам раньше не догадался. И решил, что надо исправиться хотя бы в последнюю ночь. 
Что нужно для чая? Посуда, пакетики с заваркой, сахар, сдоба, а самое главное – горячая вода. Все остальные проблемы – легко решаемые, а вот с горячей водой надо что-то придумать. Вспомнил, что у нас в подвале стоит большой армейский термос, который нам пожертвовали на Леушинские стояния. Благословил кипятить все чайники. Газа на подворье нет, так что кипятили электрические чайники, сливали в кастрюлю, на раскаленной электроплитке, а потом всю воду в кипящем виде залили в термос. Задействовали также и обычные термосы, которых нашли 3. В итоге удалось собрать почти 30 литров кипятка. Поехали к очереди заполночь, когда уже не работало метро, и чувствовался ночной холод. Чайную точку развернули на Киевской улице ближе к Московскому проспекту. Когда все было готово, я обратился к очереди: «Добро пожаловать, благотворительный чай!» Народ несколько удивленно посмотрел на меня и моих спутников. Но никто не приблизился. Тогда я еще раз обратился: «Кто желает согреться горяченьким чайком? Походите!» Подошла одна женщина и спросила: «А почем у Вас благотворительный чаек?» «Да бесплатно, пожалуйста». Тут, видимо, все поняли, что батюшка не преследует корыстных целей, и вскоре за чаем выстроилась очередь. 
Разливать нужно было быстро. Я доставал разовый стаканчик, мои помощники по очереди в него бросали пакетик с чаем, кусочек сахара, ложечку и тут же половником наливали кипяток. Получалось очень быстро и весело. Чай расходился на ура. Кто-то спросил, из какого мы храма. Пару человек поприветствовали меня – знакомые. 
В общей сложности нашего Леушинского чайку попили около 200 человек. Конечно, для большой очереди этого было недостаточно. Но важен прецедент. Я думаю, согревал не только чаек, но само отношение. Закончили уже во втором часу ночи. До Литургии оставалось несколько часов. 
Где-то посредине ночного чая я увидел, как вдоль очереди идут греческие монахи. Когда они приблизились, я увидел среди них настоятеля Ватопедского монастыря архимандрита Ефрема, который, собственно и привез святыню в Россию. Он почитается на Афоне и в Греции как благодатный старец – ученик знаменитого старца Иосифа Исихаста. Я мечтал его увидеть хотя бы одним глазком еще на Афоне, но не сподобился, а тут старец идет сам к тебе навстречу по питерской улице! О.Ефрем обходил очередь богомольцев, благословлял, раздавал иконочки, подбадривал. Народ даже не понимал, кто это такой. Я же громко сказал: «Братья и сестры, вам несказанно повезло! Это – старец Ефрем, хранитель Пояса. Благословляйтесь у него». Наша чайная точка на время опустела. Я сам, оставив чай, поспешил благословиться, успев вдогонку спросить у переводчика отца Феодоха, что это означает. Он сказал, что старец каждую ночь обходит всю очередь, духовно подкрепляя совершающих этот подвиг стояния. Я умилился этой старческой любви к людям. Как просто можно явить христианскую любовь.



В 5 часов утра с отцом Герасимом были в храме. И тут нас ждало еще одно чудо Божией Матери. 
Но прежде хочу сказать о том, что на Афоне, к сожалению, практически невозможно священнику послужить Литургию. Для этого требуется письменное благословение Вселенского Патриарха, которое получить, понятно, нелегко. И послужить Литургию на Афоне у Пояса Божией Матери практически невозможно, также как и сослужить чтимым афонским старцам, каким является архимандрит Ефрем, настоятель Ватопедского монастыря и хранитель Пояса Пресвятой Богородицы. 
И вот, представьте себе, перед службой я узнал, что чтимый старец архимандрит Ефрем, привезший святыню в Россию, неожиданно сам пожелал послужить эту раннюю Литургию, естественно, возглавляя ее как предстоятель. О таком не приходится мечтать даже на Афоне. На этой службе я действительно почувствовал себя как будто на Афоне. Отец Ефрем служил необыкновенно молитвенно и проникновенно. Он возглашал очень тихо, но так красиво и мелодично, что молитва в его устах становилась песней души. На его лице была умиленная какая-то детская улыбка. Трудно было оторвать глаза от него. Отцу Ефрему сослужило 6 священников, в том числе и мы с о.Герасимом. Некоторые возгласы он делал по церковно-славянски ради нашей соборной молитвы. Возгласы сослужившим священникам он давал кротким взглядом и легким кивком головы. Мне достался возглас на Евхаристическом каноне: «Победную песнь поющее, вопиюще, взывающее и глаголюще». Для меня это был замечательный урок молитвы и службы. Ведь старцев, подчас, важнее даже не расспрашивать, а достаточно бывает увидеть его в молитве, в общении с Богом. Вот и я сподобился увидеть, как молятся Афонские старцы у Престола Божия. Это тоже стало для меня чудом Матери Божией. 
Причащали из трех Чаш, мне благословили причащать из главной. На ранней Литургии большей частью причастились сестры и сотрудницы монастыря. Отец Ефрем произнес на греческом языке проповедь о Божией Матери, в которая была исполнена Богословской глубины. Он говорил о том, что полнота Ведения Божией Матери о Ее Сыне открывалась Ей в течение всей Ее жизни и достигла полноты только в Пятидесятницу. Так же о.Ефрем свидетельствовал, что этот Пояс был на Пречистой в самые важные моменты Ее жизни, в том числе и на Голгофе. 
После службы в алтаре к отцу Ефрему многие отцы подходили благословляться. Особенно продолжительно о.Ефрем беседовал с владыкой Панкратием Валаамским. У Валаама и Ватопеда существует духовная связь. Владыка Панкратий посылает своих насельников на Афон на монашескую стажировку. Специально для них на Святой Горе дают визу до 3 месяцев пребывания. 
Я также подошел к отцу Ефрему, благословился у него, как и все, поблагодарил за принесение Пояса. Отец Ефрем сказал, что они принесли Пояс в Россию по любви к русскому народу. Зная о любви нашего народа к Божией Матери. Я еще раз уточнил, действительно ли этот Пояс никогда не покидал Афон за 8 веков пребывания там, и узнал, что Пояс износился только в пределах Греции по случаю народных бедствий и эпидемий, и однажды 200 лет назад – в Константинополь. За пределы Греции Пояс износится впервые. Хотя, как дополнил переводчик о.Ефрема монах Феодох, его просили принести в Америку и в Румынию. Какая честь выпала нашему народу – первому встречать Пояс Матери Божией. Я также обратил внимание, что на Ковчеге эмалевые иконы выполнены отнюдь не в византийском стиле. На иконах изображены Евангелисты, повествующие о Божией Матери, и на них надписание сделано знакомыми славянскими буквами. Я не преминул спросить, кто пожертвовал этот ковчег для Пояса, который на Афоне называют ракой? И с радостью узнал, что он является приношением из России, и изготовлен при Императоре Александре I. То есть, получается, что хотя Пояс и в греческом монастыре, но зато в русской раке. Матерь Божия приняла дар «русских волхвов».
Далее я сказал о том, что читаю каждый день канон Святому Поясу, и выразил сожаление, что отсутствует акафист. Но тут же был обрадован известием о том, что такой акафист как раз существует. Его составил в ХХ веке известный агиограф Святой Горы отец Григорий (если не ошибаюсь). Он преставился в 1980-е годы. Этот акафист употребляют в Ватопедском монастыре. Жаль, что его нет на церковно-славянском. Но и здесь меня обрадовал старец: русский насельник Ватопеда совсем недавно перевел акафист на церковно-славянский язык. 
- Когда же мы сможем его читать? 
Отец Феодох сказал:
- Акафист уже заказан в печать. 
К отцу Ефрему обратились другие батюшки, и наша с ним беседа закончилась. Надо отдать должное замечательному переводчику о.Ефрема греческому монаху Феодоху. 
Тут началась поздняя Литургия, которую возглавляли три архиерея. Служили быстро, потому что в 10.00 нужно было начать молебен, а в 10.30 выезжать в аэропорт. Последний молебен в Петербурге был не без грусти. Когда еще придется встречать эту святыню в нашем городе? Может быть, на нашем веку больше такой возможности не будет. Но утешало то, что святыня дальше пройдет по всей Русской Земле. Мы с отцом Герасимом сопровождали Пояс в автобусе для духовенства. В аэропорту в вип-зале был совершен еще один, уже самый последний молебен у Пояса. И здесь произошло последнее для меня чудо. Когда все стали прикладываться, я решил приложиться последним. Но в то время, когда я был у ковчега, к нему подошли прибывшие представители фонда Ап. Андрея Первозванного, который взял на себя всю организацию и материальное обеспечение пребывания святыни в России. Их, естественно, пропустили вперед меня. И в этот момент я сделал одно важное открытие. Читая об истории Пояса, в частности эпизод, когда Император Лев VI снял золотую печать с ковчега, у меня создалось впечатление, что ковчег и ныне запечатан и совершенно не открывается. Но в тот момент, когда подошли представители фонда, греческий монах отодвинул небольшую стеклянную створку над Поясом и «виновникам торжества» была предоставлена возможность приложиться непосредственно к Поясу. Я стоял в нерешительности, не дерзая следовать за ними. Но епархиальный секретарь меня поторопил: «Отец Геннадий, прикладывайтесь быстрее!» И я уже за послушание приложился к отрытой святыни. Я почувствовал, как у меня забилось сердце, ощутил на губах теплоту святыни и тонкий аромат. Когда я отошел, то едва мог сказать отцу Герасиму о том, что сподобился приложиться непосредственно к Поясу. На губах я также ощущал благоухание Пояса. 


 
Мы выстроились «ротой почетного караула» у трапа, и старец Ефрем в последний раз благословил Поясом с борта самолета. Возвращаясь в автобусе, я, грешным делом, думал, за что мне такая благодать? Я не мог вспомнить ничего особенного за собой. Неужели малый стаканчик ночного чая мог быть поводом для такой милости Матери Божией. 


Я рассказа о милостях и чудесах, которые Матерь Божия явила мне только в один день. Сколько же таких милостей Она преподнесла всем и каждому пришедшему к Ее поясу и преподнесет еще в нашей Земле. 
Когда вернулись в Новодевичий монастырь, народ все еще стоял уже за поясами. И мне вспомнилось, как ночью ко мне подошла одна женщина из очереди и неожиданно сказала, сложив руки под благословение: «Батюшка, благословите меня родить ребенка». Признаюсь, у меня прежде никогда еще такого благословения не спрашивали. Я ответил: «Сама Матерь Божия благословляет Вас. Дай Бог – не одного!» Это, наверное, сейчас в России – самое лучшее приношение Матери Божией.



Источник :   Дневник протоиерея Геннадия Беловолова от 28 октября, 2011

http://otets-gennadiy.livejournal.com/83776.html 







Комментариев нет:

Отправить комментарий

Простите нас ! Зло и безразличие оказалось сильнее !