О мира Заступнице, Мати Всепетая! Со страхом, верою и любовию припадающе перед честною иконою Твоею Державною, усердно молим Тя: не отврати лица Твоего от прибегающих к Тебе, Умоли, милосердная Мати Света, Сына Твоего и Бога нашего, Сладчайшаго Господа Иисуса Христа, да сохранит в мире страну нашу, да утвердит державу нашу в благоденствии и избавит нас от междоусобныя брани, да укрепит святую Церковь нашу Православную, и незыблему соблюдет ю от неверия, раскола и ересей.
Не имамы иныя помощи, разве Тебе, Пречистая Дево . Ты еси всесильная христиан заступница пред Богом, праведный гнев Его умягчающая. Избави всех, с верою Тебе молящихся, от падений греховных, от навета злых человек, от глада, скорбей и болезней , даруй нам дух сокрушения, смирение сердца, чистоту помышлений, исправление греховныя жизни и оставление согрешений наших; да вси, благодарне воспевающе величия Твоя, сподобимся Небесного Царствия и тамо со всеми святыми прославим пречестное и великолепое имя в Троице славимаго Бога: Отца, Сына и святаго Духа. Аминь.

Божия Матерь - Царица России

«Державная» икона Божией Матери явила себя русскому православному народу 2 марта 1917 года в селе Коломенском под Москвой, в день отречения Царя-Мученика Николая Второго от престола. Царица Небесная изображена на этой иконе как Царица Земная. Явление иконы «Державная» состоит в том, что гибель монархии послана народу в наказание, но сама Богородица хранит символы царской власти, что даёт надежду на покаяние и возрождение России и русского государства.
Празднование иконы Божией Матери "Державная" 2 (15) марта.

Поиск по ключевым словам :

вторник, 8 мая 2012 г.

Жизнь за Отечество .

Хотелось бы, в канун Великого праздника Победы - рассказать о выдающемся воинском подвиге полководца и настоящего героя , генерала  Михаила Григорьевича Ефремова .


Временные границы Московской битвы выходят гораздо дальше за события октября и декабря 1941 года, которые в массовом сознании ассоциируются с самыми тяжелыми оборонительными боями и с началом контрнаступления. Но в стратегическом плане ее рубежи во времени гораздо шире: с 30 сентября 1941 по 20 апреля 1942 года. В хронике битвы за Москву – нашей первой крупнейшей победы –достойно отражены имена Жукова, Рокоссовского, Панфилова, Доватора, Белова и многих других военачальников и бойцов. Но вот о генерале Ефремове и его 33-й армии известно мало.


Уж на что суровый Жуков был скуп на похвалы, но он в конце жизни охарактеризовал Ефремова как «талантливого и храбрейшего военачальника».Маршал А.М.Василевский считал: при упоминании имени командарма-33 надо снимать шапку. В самом деле, стойкость и мужество бойцов его 33-й армии в ходе битвы за Москву сложно оценивать устоявшимися, привычными мерками. Два с половиной месяца ее бойцы держали фронт блокады протяженностью в 120 километров и при этом наносили врагу серьезный урон. Отчего же долгое время имя М.Г.Ефремова, его ратные дела оставались в тени? Одна из причин – вяземская трагедия 1942 года. 
 Он родился 27 февраля (11 марта по новому стилю) 1897 года.
Биография Михаила Ефремова во многом схожа с жизненными путями других полководцев. Происхождение − из бедной батрацкой семьи. С Жуковым они были земляками: оба родом из Калужской области, из сельской местности. Разве что Георгий Константинович родился в деревне Стрелковка, ныне Угодско-Заводского района, а Михаил Григорьевич − в деревне Жары, что под Тарусой.
В юности Ефремов работал гравером на Рябовской мануфактуре в Москве. В 1915 году в 18-летнем возрасте его, как и Жукова, призвали в армию. Парень из калужской глубинки прошел ускоренный курс обучения в школе прапорщиков, располагавшейся в Грузии, в Телави. А потом – фронт. Прапорщик Ефремов участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве на Юго-Западном фронте. В 1918 году добровольно вступил в Красную Армию. В Гражданскую, в 1920 году, командовал несколькими сотнями бойцов на четырех бронепоездах. Именно Ефремову принадлежит авторство первого в мировой практике «глубокого прорыва» по рельсам. Это был 300-километровый внезапный бросок бронепоездов к Баку. В ходе 300-километрового броска к Баку бойцы парализовали готовность 30-тысячной армии мусаватистов к сопротивлению.

«Он из деревни Жары и задаст фашистам жару»

К началу Великой Отечественной войны за плечами М.Г.Ефремова - большой служебный опыт: служба на высоких командных должностях, включая руководство военными округами. К тому же он получил прекрасное военное образование в двух военных академиях. Под Наро-Фоминском, куда Михаил Григорьевич прибыл 23 октября 1941 года, он из разрозненных частей, в большинстве состоявших из обученных на скорую руку ополченцев, сформировал боеспособную 33-ю армию. Она заняла оборону на берегу реки Нара, превратив этот участок в хорошо укрепленные рубежи. Солдатская молва гласила: наш генерал – из деревни Жары, он задаст фашистам жару.
С 1 по 4 декабря гитлеровцы организовали здесь свое последнее крупное наступление на Москву. Поразительно, как порой повторяется история. У старинного села Тарутина, основанного в 1486 году, в Нару впадает довольно крупный правый приток – Истья. Это поистине историческое место.6 октября 1812 года в 8 километрах севернее Тарутино произошла cхватка между частями русской армии и солдатами «великой армии» Наполеона. В хронику Отечественной войны 1812 года оно вошло как Тарутинское сражение.
А в декабре сорок первогона берегах Нары стойко держали оборону войска 33-й армии под командованием генерал-лейтенанта М.Г.Ефремова и 43-й армии генерал-майора К.Д.Голубева. Они прикрывали важные стратегические направления − Киевское и Варшавское шоссе. Совместно с частями 5-й армии 33-я сорвала вражеское наступление. На полях сражений остались 120 сожженных фашистских танков и тысячи уничтоженных гитлеровцев. Больше сил для прорыва к столице у них уже не осталось.
17 января 1942 года из штаба фронта поступил приказ: 33-й армии наступать на Вязьму и овладеть этим важным стратегическим узлом. Но одно дело, когда враг перед тобой, а другое – в глубоком (по фронтовым меркам) тылу противника: ни много ни мало в 150 километрах за линией фронта! При этом армейская ударная группа не превышала по численности дивизию, к тому же не была обеспечена танками и средствами ПВО. Но на войне не рассуждают: приказ есть приказ. Командарму-33 помог опыт маневренной войны, обретенный еще в Гражданскую. Немцы же использовали очаговую оборону. Прорыв был удачным. На санях и лыжах бойцы обходили немецкие гарнизоны и громили их с фронта и тыла. Передовые отряды, не ввязываясь в затяжные бои, рвались на запад, к Вязьме. Сам командарм был в пеших порядках передовых подразделений.
Гитлеровцы, опасаясь окружения, на пути 33-й армии поспешно оставляли занятые населенные пункты. Бои шли уже на юго-восточной окраине Вязьмы. Но случилось то, чего командарм опасался. Противник, осознав, какую угрозу представляет наступавшая в его тылу армия Ефремова, пошел даже на то, что оперативно перебросил в район прорыва свежие силы аж из Франции. В ночь со 2 на 3 февраля 1942 года близ деревни Захарово танковые клинья вермахта отрезали передовые части 33-й армии от их восточной группировки. Под ожесточенными ударам «панцерваффен» наши бойцы вынуждены были отойти от Вязьмы. Превосходящим силам противника удалось окружить западную группировку 33-й армии во главе с М.Г.Ефремовым. Боеприпасы, продовольствие, фураж для лошадей были на исходе. Некоторое количество патронов удалось сбросить с самолетов, но этого было мало.
Генерал Ефремов делил с солдатами все тяготы окружения. Армия, рассеченная на части, обескровленная, голодная, лишенная связи, к изумлению врага, упорно сопротивлялась. Но кольцо сжималось все сильнее, а помощи извне не было. В этой критической ситуации командарм попросил разрешить ему прорываться из окружения самостоятельно. Но командующий Западным фронтом Г.К.Жуков, руководствуясь более высокими, стратегическими интересами, такого разрешения не давал.
И только в апреле, когда начались паводки, Жуков наконец дал разрешение на отход. Однако реализовать его было уже крайне сложно. Разливы рек и таявший снег оказались сущим бедствием для бойцов: ведь они были обуты в валенки, а другой обуви просто не было, да и откуда? К слову, спустя десятилетия Георгий Константинович признал свою неправоту, что, кстати, бывало крайне редко: «Критически оценивая сейчас эти события 1942 года, считаю, что нами (командованием Западного фронта и ставкой) в то время была допущена ошибка в оценке обстановки в районе Вязьмы».
В ночь с 13 на 14 апреля генерал Ефремов, собрав разрозненные группы в Шпыревском лесу, повел их прорыв. Пушки и технику с собой вывезти было уже невозможно. Их пришлось уничтожить. В бой пошли лишь со стрелковым оружием.
Изнурительные бои, нехватка продовольствия и практически отсутствие боеприпасов измотали окруженные войска. Поняв катастрофичность положения, Ставка Верховного Главнокомандования прислала за Ефремовым самолет. 

Однако Ефремов отказался покидать своих измученных солдат.
 Сесть в него генерал отказался:
 «Я с солдатами сюда пришёл, с солдатами и уйду». 
И отправил на самолете боевые знамена своей армии.

19 апреля 1942 года в бою командарм Ефремов, дравшийся как настоящий герой, был тяжело ранен и, не желая попасть в плен, когда обстановка стала критической, застрелился. Вместе с генералом погибла и значительная часть солдат его группы.И все же некоторым группам бойцов отчаянным броском удалось вырваться.
В марте 1943 года, когда Вязьму освободили от немцев, сын командарма, капитан Ефремов, первым приехал в село Слободку, где был похоронен генерал. Могилу вскрыли, и капитан опознал отца. Под ружейные залпы его снова предали весенней земле. Узнав, что перед ними сын героя, местные жители рассказали о последних часах его жизни. А потом, выждав паузу, сельчане поведали о том, как хоронили командарма.
…Когда тело Ефремова принесли из леса, в гибели русского генерала пожелал удостовериться высокопоставленный представитель германского командования. Он пожаловал в Слободку на длиннющем «майбахе» в сопровождении многочисленной охраны. Ткнув стеком в одного из наших пленных, немец спросил, действительно ли это их командир. Тот молча опустил голову. У сельской церкви вырыли глубокую могилу. По одну сторону построили немецких солдат, по другую – наших военнопленных. Высокий немецкий чин сказал, что солдатам фюрера нужно сражаться за великую Германию так же, как русский генерал сражался за Россию. Немцы отдали ему воинские почести.


Позже перезахоронен в Вязьме, где ему был поставлен памятник 





Комментариев нет:

Отправить комментарий

Простите нас ! Зло и безразличие оказалось сильнее !