Cвятые угодники , чудотворные иконы должны нас настраивать и вдохновлять в поисках спасения души нашей в Господе, потому что спасает только Господь . «Созижду церковь Мою и врата ада не одолеют ея» . Церковь - тело Христово и корабль спасения . Господи Иисусе Христе Сыне Божий, молитв ради Пречистой Твоей Матери и всех Святых помилуй нас. Аминь.

О мира Заступнице, Мати Всепетая! Со страхом, верою и любовию припадающе перед честною иконою Твоею Державною, усердно молим Тя: не отврати лица Твоего от прибегающих к Тебе, Умоли, милосердная Мати Света, Сына Твоего и Бога нашего, Сладчайшаго Господа Иисуса Христа, да сохранит в мире страну нашу, да утвердит державу нашу в благоденствии и избавит нас от междоусобныя брани, да укрепит святую Церковь нашу Православную, и незыблему соблюдет ю от неверия, раскола и ересей.
Не имамы иныя помощи, разве Тебе, Пречистая Дево . Ты еси всесильная христиан заступница пред Богом, праведный гнев Его умягчающая. Избави всех, с верою Тебе молящихся, от падений греховных, от навета злых человек, от глада, скорбей и болезней , даруй нам дух сокрушения, смирение сердца, чистоту помышлений, исправление греховныя жизни и оставление согрешений наших; да вси, благодарне воспевающе величия Твоя, сподобимся Небесного Царствия и тамо со всеми святыми прославим пречестное и великолепое имя в Троице славимаго Бога: Отца, Сына и святаго Духа. Аминь.

Поиск по ключевым словам :

пятница, 28 сентября 2018 г.

Духовные истоки Томаса для Украины




Патриарх Константинопольский Варфоломей и 
Папа Римский Франциск


Упорный прозелитизм Римско-католической Церкви в отношении славянства уходит корнями в далекое прошлое, и всегда он вызывал недоумение у русских людей: ведь Русь сделала добровольный и осознанный выбор, приняв наиболее близкое ей по духу православное вероисповедание. «Повесть временных лет» рассказывает, как св. Владимир Креститель еще в Х веке, хорошо зная разницу между Православием и латинством, весьма неласково распрощался с папскими послами: «Идите, откуда пришли, ибо и отцы наши не приняли этого». Князь помнил о событиях 961 года, когда по велению его бабушки - св. Ольги - из Киева изгнали бенедиктинского монаха Адальберта, посланного со свитой на Русь магдебургским католическим епископатом. Бенедиктинец прибыл к русичам с титулом «епископа русского», в чем проявилась самонадеянная поспешность, которая не могла не возмутить тех, кого определил в «подопечные» новоявленный «епископ» и чьим мнением он не посчитал нужным заблаговременно поинтересоваться.

Свобода выбора веры была весомым преимуществом Руси перед теми странами, которым религиозные взгляды навязывались силой. Таким навязыванием «отличился» именно католицизм, зачастую распространявший свое влияние с помощью оружия. Ватикан не считался с правом народов на духовную свободу. Объявив свое учение «тайной» и оберегая его от возможной критики, он сделал официальным языком католицизма латынь, конкурировать с которой местным языкам запрещалось. Красноречив пример, касавшийся Моравии и Хорватии, где католиками в конце IX века жестоким гонениям подверглись ученики равноапостольных Кирилла и Мефодия - выдающихся православных просветителей, создателей славянской письменности. Здесь она была ликвидирована вместе с Православием.

Русь же, став православной державой, впитала и сохранила кирилло-мефодьевскую традицию, развивая культуру на родном языке. Русскими просветителями создавались азбуки для народов, приобщаемых к Православию: св. Стефаном Пермским -для коми-зырян, священником Иоанном Вениаминовым - для алеутов, им же вместе со священником Димитрием Хитровым - для якутов.Эти примеры легко умножить. Православие не лишало людей и народы права на своеобразие и на познание Божественной Истины, отвергало жесткую унификацию в ее католическом варианте, поскольку всегда ценило красоту и богатство сотворенного Господом мира и помнило о духе человеколюбия. Идеей мироутверждения, любви, сбережения и охраны всего, что окружает человека, - природы, культурных ценностей, благоволением ко всему живому всегда определялся дух Православия. 


По-иному вели себя католики, утвердившие практику крестовых походов - военно-религиозных экспедиций против народов, находившихся вне католицизма. Принявшим обет идти с оружием против «неверных» Ватикан отпускал грехи и давал санкцию на захват земель и имущества в завоеванных странах. В 1204 году с благословения римской курии крестоносцы захватили Константинополь, являвшийся центром православного мира, подвергли его дикому грабежу, кощунственно оскорбили святыни, находившиеся в соборе св. Софии и других храмах. Одновременно католическая экспансия была направлена на земли западных славян и в Прибалтику. Здесь крестоносцы, жестоко и фанатично выполняя волю Папы Римского, уничтожали всех, кто не высказывал согласия креститься по католическому обряду. Были стерты с лица земли славянские племена лютичей и бодричей, большое прибалтийское племя пруссов. После выполнения католической «миссии» почти не осталось лужичан, была вырезана племенная знать у латов и эстов, а простое население оказалось в крепостной зависимости у тевтонских рыцарей. В 1224 году немцы захватили русский город Юрьев, основанный Ярославом Мудрым, - все православное население города погибло. Смертельная угроза со стороны католического Запада хорошо осознавалась на Руси. Православные русичи готовы были на любые жертвы, чтобы защитить свою землю и веру, дарованные им Богом. Положил предел захватам крестоносцев на русских землях святой благоверный князь Александр Невский, разбивший шведских агрессоров на Неве и тевтонов под Псковом. Духовная свобода русских людей была спасена. Православие не может идти на компромиссы в вопросах веры, ибо его задача от Бога - сбережение и защита Истины. Иисус Христос завещал: «Познайте Истину, и Истина сделает вас свободными» (Ин. 8: 32-34). Западная же Церковь уклонилась от этой божественной миссии, соблазнившись погоней за славой и властью, вводя новые догматы, сбиваясь с пути святости и человеколюбия, присваивая себе право вмешиваться в дела Православной Церкви. Претензии папства на юридическое первенство среди Поместных Церквей были высказаны уже в V веке, когда Папа Бонифаций I заявил: «Если кто-нибудь от Римской кафедры отколется, тот да будет исключен из христианской религии». Заявка папства на единоличное господство над всей Церковью означала ревизию идеи соборности. В Константинополе, Иерусалиме, Антиохии, Александрии абсолютистские поползновения римского епископа не могли вызвать положительной реакции, но в диалоге с западными христианами Православная Церковь проявляла такт и сдержанность, стремясь сохранить церковное единство и уповая на соборную практику. Однако папы блокировали возможность здравого диалога с Восточной Церковью, усиливая категоричность своих претензий на власть.



Брестская уния


Православие в Западной Руси
 
Оказавшись между протестантизмом и католицизмом, православие в Западной Руси боролось за свое выживание. Как уже было сказано, православные иерархи противостояли здесь другим конфессиям. Среди приходских священников лишь немногие имели достаточно образования и способностей, чтобы проявить заботу о повышении интеллектуального уровня паствы. Что касается западнорусских монахов, то они занимались в Дерманьском монастыре на Волыни переводом (с греческого и латыни) религиозной литературы, но им не хватало ни денег, ни инициативы.
В таких условиях именно православные миряне должны были взять на себя защиту своей веры и поддержку образования и обучения. В этом движении приняли участие как православные вельможи, так и горожане. В городах основали целый ряд православных братств с целью поддержания церкви. Следует заметить, что, как и в случае с развитием протестантизма в Западной Руси, значительную роль в этом движении сыграли переселенцы из Восточной Руси.
Выдающимися западнорусскими православными вельможами, активно поддерживающих православное образование и письменность, были князь Острожский и Григорий Александрович Ходкевич. Из православных горожан наиболее хорошо известны Кузьма и Лукаш Мамоничи из Вильно. Константин Острожский основал школу высшей ступени в Остроге, где изучались как церковнославянский, так и греческий языки, а также две типографии – одну в Остроге, а другую в Дерманьском монастыре. Именно в острожской типографии в 1581 г. был издан полный текст Библии на кириллице. Григорий Ходкевич также поддерживал издание различных религиозных книг в Заблудове. Другие православные религиозные книги были изданы в Вильно в типографии братьев Мамоничей. Мамоничи являлись печатниками литовского правительства, и именно в их типографии был опубликован Третий Литовский Статут 1588 г
Теперь вернемся к деятельности городских братств. Небольшие объединения такого типа существовали в русских городах как в Восточной, так и в Западной Руси, начиная со средних веков. В связи с религиозным кризисом в Западной Руси теперь были организованы братства нового типа, главной задачей которых стало религиозное просвещение . Первое подобное братство появилось во Львове в 1586 г. Два года спустя в Вильно было организовано второе. Эти два объединения стали ведущими центрами православия. Позднее братства такого же характера возникли в Киеве, Луцке, Минске, Витебске, Полоцке и других западнорусских городах. Православные братства основывали школы, типографии и больницы; издавали религиозные книги и поддерживали православие во многих других отношениях. В большинстве школ в дополнение к церковнославянскому преподавались латинский и польский языки.
Среди выходцев из Восточной Руси наиболее стойко поддерживал православие в Западной Руси князь Андрей Михайлович Курбский, который установил близкие отношения с князем Острожским и братьями Мамоничами и вдохновлял православный народ на стойкое сопротивление и протестантизму и католицизму. Он взялся за пополнение собраний православных библиотек новыми переводами основных работ отцов церкви. Хотя в дни своей юности он был знаком с Максимом Греком и восхищался им, он в то время не знал ни греческого, ни латинского языков. Последний из них он изучал после приезда в Западную Русь и преуспел в нем достаточно, чтобы взяться за перевод с латыни на русский трудов Иоанна Дамаскина, Иоанна Хризостома и других византийских религиозных авторитетов. Курбский убедил своего племянника, князя Михаила Оболенского, поступить студентом в Краковский университет, а после этого завершить свое образование в Италии. Оболенский помог своему дяде с некоторыми переводами. Курбский умер в 1583 г


Брестский собор и провозглашение унии

Как униаты, так и православные собрались в Бресте 5 октября 1596 г.

Униатов возглавлял митрополит Михаил Рогоза в сопровождении пяти епископов – Ипатия Поцея из Владимира‑Волынского, Кирилла Терлецкого из Луцка, Германа из Полоцка, Ионы Гоголя из Пинска и Дионисия Збируйского из Холма. На их стороне было, по крайней мере, три архимандрита и несколько других представителей духовенства. Папа назначил на собор семерых представителей: Яна Димитра Соликовского, католического епископа Львова, католических епископов Луцка и Холма, и четырех иезуитов, включая Петра Скаргу. Король направил на собор в качестве своих посланников трех католических вельмож: Николая Криштофа Радзивилла, Льва Сапегу и Димитра Халецкого. Их сопровождало большое количество знати и слуг.

Во главе православной делегации были экзархи патриарха константинопольского Никифор и патриарха александрийского Кирилл Лукарис, а также два настоятеля монастыря с горы Афон. Со стороны православных прибыли только два западнорусских епископа: Гедеон Балабан из Львова и Михаил Капыстинский из Перемышля. Их поддерживало девять западнорусских архимандритов, два настоятеля и не менее ста священников.

Православными мирянами руководил князь Константин Острожский. С ним был его сын Александр (воевода из Волыни) и несколько вельмож, главным образом, – волынская знать. Кроме того, было много мирян, представляющих области и районы Вильно, Киева, Галиции, Волыни, Браслава, Перемышля и Пинска; города Вильно, Львов, Пинск, Бельск, Брест, Каменец‑Подольский, Киев, Владимир‑Волынский, Минск, Слуцк и ряд других; и, наконец, представителей от православных братств Вильно и Львова. Несколько протестантов, по всей видимости, брестские горожане, посещали собрания православных, хотя и не голосовали. Ради предосторожности князь Острожский и другие православные вельможи прибыли каждый с толпой вооруженных слуг, казаков и татар, даже прихватив пушки.

Накануне открытия собора экзархи восточных патриархов и князь Острожский послали свои приветствия митрополиту Михаилу Рогозе с просьбой о совместной встрече для определения вопросов, которые будут обсуждаться. Митрополит не дал определенного ответа, но 6 октября созвал всех униатских делегатов в брестский кафедральный собор на молитву, зарегистрировав этот акт через государственного нотариуса Бреста, как официальное открытие собора.

Православные не были приглашены в собор, более того, по приказу епископа Ипатия Поцея все русские церкви в Бресте на время собора были закрыты. Православные собрались в частном доме, принадлежавшем боярину Райскому, где был большой зал, который служил протестантской молитвенной часовней. Здесь православные провели весь день в неизвестности, ожидая ответа от митрополита Михаила. Поскольку никто не пришел, православные решили провести свой собственный собор, разделившись на два «кола» – один из священников и другой из мирян.

Таким образом вместо единого церковного собора в Бресте было организовано два – униатский и православный каждый из которых собирался порознь. 8 октября православный собор заявил о том, что вопрос об унии с Римом не может быть решен одной только западнорусской церковью, а лишь по соглашению с восточными патриархами и со всеми православными церквями. При таком положении дел Петр Скарга прислал православным требование королевских представителей направить на униатский собор депутатов, чтобы выслушать королевские приказы, и добился приватной беседы с князем Константином Острожским. Хотя последнего и не убедили доводы Скарги, православный собор согласился послать своих делегатов к представителям короля. Князь Острожский был членом этой делегации. Королевские посланники пытались убедить делегатов принять унию, но они согласись лишь передать дело на рассмотрение православного собора. Остожский вновь повторил королевским посланникам, что вопрос об унии может быть решен только всей православной церковью.

9 октября униатский собор торжественно провозгласил унию западнорусской церкви с Римом и отлучил от церкви епископа Гедеона Балабана и всех православных монахов и священников, которые отказались принять ее. В тот же день на заседании прав славного собора экзарх патриарха Никифор лишил униатского митрополита и епископов их сана и права проводить церковные службы. Затем православный собор объявил о своем отказе принять унию.

Оба собора обратились с петициями к королю, и каждый просил его утвердить соответствующие решения. Конечно же, король определил свою позицию уже давно: он утвердил права и привилегии униатской церкви, как единственно законной церкви русского населения Польши и Литвы.

Униаты обвинили Никифора в том, что тот является турецким шпионом. Он предстал перед судом, но был оправдан. Несмотря на это, он по приказу короля был заключен в Мариенбургекий замок, где, как об этом было доложено, в скором времени умер от голода.

Как единственно законная утвержденная западнорусская церковь, униатская церковь теперь стала требовать все церковные здания и земельные угодья православной церкви. Униатам удалось завладеть многими православными монастырями. Натиск униатов усилился в 1599 г., когда первый униатский митрополит Михаил Рогоза умер, и на его место пришел Ипатий Поцей. Православные были хоть как‑то защищены только в тех городах и районах, которые находились под властью князя Константина Острожского и других – теперь уже немногочисленных – православных вельмож. В 1599 г. православные заключили соглашение с протестантами о совместной защите прав религиозных инакомыслящих.

После принятия Брестской унии многие западнорусские дворяне либо присоединились к униатской церкви, либо раз и навсегда были обращены в католицизм. Однако среди городского населения, особенно среди крестьян, долгое время продолжалось упорное сопротивление унии.

На протяжении всего XVII века большинство украинских крестьян сохраняло свою традиционную веру, и давление униатов вызывало их сильное возмущение. Таким образом, организация униатской церкви не привела к принятию украинскими крестьянами польского режима. Введение унии фактически разделило западнорусскую церковь на две части: на униатскую церковь и православную церковь. Уния сеяла раздор и этим порождала раздражение. Она придала религиозный характер социальным разногласиям крестьян и казаков. Казаки вскоре стали поборниками православия.







Комментариев нет:

Отправить комментарий

Помолись ...

Духовная беседа в Оптиной пустыни о церковной жизни